?

Log in

Предыдущая запись | Следующая запись

Запрет любви

В этом месяце, вместо Книги месяца, в этом блоге публикуется рассказ из сборника «Современная персидская проза», опубликованного в Санкт-Петербурге, в 2010 г., издательством «Петербургское востоковедение», при поддержке Культурного представительства при посольстве Ирана.
Надеюсь, рассказ вам понравится.
---

Как только судья огласил вердикт, она вскочила со стула и закричала: «Не может быть!» Подбежала к столу судьи. Тот гневно посмотрел на нее. Адвокат спокойно и с мягкой улыбкой на губах сказал: «Успокойтесь, госпожа!»
— Не может быть! Фуад не подпишет.
Адвокат произнес: «Подойдите сюда, я покажу вам».
Она с недоверием посмотрела на адвоката и, не веря, спросила: «Фуад подписал?»
Судья произнес: «Да, госпожа, подписал».
— Не может быть! Вы врете!
Отец поднялся со своего места и сказал: «Доченька, будь благоразумна!»
Адвокат взял со стола документ и подошел к ней.
— Афсане, не шумите! Вот подпись Фуада.
Она схватила документ. Высокий кирпичного цвета потолок судебного зала закружился над ее головой. В глазах потемнело.
— Не может быть...
Судья сказал: «Госпожа, будьте разумны!»
Она подавила гнев и выбежала вон. Звук ее шагов отозвался гулким эхом в гнетущей тишине зала. В здании суда пахло кислым запахом сигарет. Отец вскричал: «Ты куда, Афсане?» — и побежал за нею. Адвокат громко и твердо сказал: «Оставьте ее! Пусть немного побудет наедине с собой». Мать сказала: «Эта девочка в конце концов сведет нас всех с ума...» — и заплакала. Председатель суда заявил:
— Все исправится, госпожа! Как только надежда ее иссякнет.
Отец, запыхавшись, вернулся в зал суда.
— Пропала. Исчезла.
Сел на стул.
Мать испугано поднялась:
— Не дай Бог, что-нибудь сделает с собой!
Адвокат возразил: «Она же не ребенок, госпожа!»
Отец глубоко вздохнул и сказал: «Всю жизнь любовался ею... какие надежды... все на ветер...»
Судья сказал: «Ничего еще не случилось. Главным было вынесение решения, и, слава Богу, господин Фуад согласился. Больше у вас нет никаких проблем».
Адвокат сказал: «Через три года девушка станет доктором».
Мать промолвила: «Сколько достойных людей сваталось к ней...»
Адвокат: «Почему вы так расстроились?»
Мать: «Она упрямая. Я боюсь». И, испуганно повернувшись к отцу, спросила: «Куда она пошла? Не дай Бог...»
Отец ответил: «Не знаю. Где только ни искал, нигде ее нет», — и провел языком по высохшим губам.
Секретарь суда крикнул: «Принесите чаю!»
Адвокат спросил: «Что будет с господином Фуадом?»
Отец ответил: «Сегодня должны приехать из лечебницы и увезти его». Остановился и добавил: «Расходы я оплачу».
Мальчик с растрепанными волосами и замурзанными руками поставил на стол несколько стаканов чая и ушел.
Мать спросила: «Во сколько должны приехать? Фуад не должен дол¬го оставаться один».
Отец заявил властным тоном: «Они должны были сделать это во время судебного заседания. Я не хочу, чтобы Афсане снова увидела его». Мать, сдерживаясь, сказала: «Бедная Афсане! Ее сердце с Фуадом...»
Судья заметил: «Сердце каждый день меняется. Не беспокойтесь, госпожа!»
Адвокат добавил: «Трудно первые несколько дней. Постарайтесь скорее занять ее чем-нибудь».
Отец вздохнул: «Она строптивица...»
Мать добавила: «Свадьба с Фуадом столько сил стоила отцу...»
Адвокат спросил: «Вы не были согласны?»
Отец сказал: «Нет! Кто мы и кто Фуад! Ни семьи нормальной, ни денег. Он сам да несколько его книг... Даже дом и тот купил я — из безысходности, дабы сохранить достоинство перед людьми».
Раздался звонок суда, вошла другая группа людей. Председатель суда подписал документы, поставил на них печать и вручил отцу.
— Поздравляю, даст Бог — к счастью.
Отец изменился в лице: «Поздравляете с разводом?!»
Председатель суда смущенно ответил: «Для вас это успех. Два года уже, как вы затеяли эту тяжбу...». Отец завернул в кусок ткани решение суда. «Так оно и есть», — сказал он и попрощался.
Мальчишка побежал за ним: «Господин! А чаевые?..»

* * *

Она выбежала из здания суда, рыдая.
Она была скромной девушкой. Не привыкла разговаривать громко. И слез ее тоже никто никогда не видел. Все, что у нее когда-либо было, это она и ее одиночество. Вопреки сильной любви к Фуаду, она никогда не раскрывалась перед ним полностью. Фуад говорил ей: «Ты скрытная девушка».
Желтые листья шумели под ногами. Карканье ворон угнетало боль¬ше, нежели шум толпы и сигналы машин. Она бежала, надвинув чадру на лицо, полуслепая от слез.
Почему Фуад сдался? Вчера вечером, стоя перед зеркалом, она рас¬чесала волосы, провела рукой по лицу, а затем надела серьги, которые он подарил ей на сватовство. Фуаду она купила букет роз с дикой травой и поставила его в вазу напротив кровати.
Птичка пела в клетке. Она почистила клетку, насыпала ей корма и дала воды. Поставила на поднос два стаканчика с мороженым и села на край кровати Фуада. Он почему-то хмурился, не смеялся. Она ложкой положила в рот Фуаду мороженое. Фуад молча съел и поглядел в окно — на улицу. Небо затянули облака. Афсане спросила: «Ты не смот¬ришь на меня?!» Фуад не отвечал.
— Что-нибудь случилось?
— Нет...
Сверкнула молния, и от грохота задрожали стекла. Она снова спросила: «Фуад, случилось что?» Фуад отодвинул ложку с мороженым и сказал: «Твой отец был здесь сегодня».
— Хорошо.
— Завтра суд.
— Я знаю.
Он посмотрел на нее с удивлением:
— Ты знаешь!
— Знаю.
— Почему мне ничего не сказала?
— Хотела сказать сегодня вечером.
Они оба замолчали. Афсане посмотрела на розы, а Фуад разглядывал дождевые капли, стекавшие по стеклу. Она спросила: «Что сказал отец?» Фуад не ответил.
— Конечно же, снова из-за развода?
Фуад кивнул головой.
— И что ты сказал?
Фуад опять промолчал. Афсане пристально посмотрела на него. Тогда Фуад сказал: «Завтра утром должны придти за подписью». Афсане испугалась: «Но ты же не подпишешь?»
— Если буду вынужден.
Фуад посмотрел на нее.
— Твой отец был очень расстроен...
— Ну и что?
— Тебе не важно?
— Нет.
— Он твой отец!
— Если он мой отец, то мое желание должен предпочесть своему.
— Он тебе желает только хорошего...
— С тобой мне как раз и хорошо!
Фуад замолчал. Афсане опустила голову. Ее глаза намокли от слез.
— Уже два года они мучают меня...
— Они имеют право.
Афсане разозлилась:
— И ты туда же?
Фуад с любовью посмотрел на нее:
— Будь благоразумна!
— Любовь не знает благоразумия...
Фуад неподвижным взором уставился на розы.
Афсане спросила:
— Разве ты из благоразумия себя вверг в сегодняшнее состояние?
— Моя история другая.
— Не другая. Любовь не знает выгоды...
Она провела рукою по его телу.
— Разве эти ноги не бегали? Разве эти руки не работали? Почему ты сегодня такой?
— Я должен был уйти от тебя!
— Я тоже должна — остаться с тобой!
— Тебя жалко...
— А себя не жалко?
Фуад разозлился:
— Споришь со мною?
— Ты рассердил меня, Фуад!
Затем наклонившись к Фуаду, спросила:
— Ведь ты же не оставишь меня?
Фуад пристально посмотрел на нее. Афсане ответила умоляющим взглядом: «Я люблю тебя, Фуад!» Он посмотрел за окно и вздохнул: «Ты еще можешь стать матерью. Зачем тебе нужен муж-калека?»
Афсане взорвалась:
— Как будто ты не понимаешь!
Она захлопнула дверь и вне себя выбежала из комнаты. Она знала благородство Фуада и боялась этого благородства.
«Фуад, если ты хочешь счастья Афсане, то разведешься с ней...»

* * *

Рядом с нею затормозил автомобиль.
— Госпожа, если себя не жалеете, хотя бы нас...
Ничего не сказала. Наклонила голову и быстро пошла вперед. От суда до дома был час ходьбы. Собрав все свои силы, она бежала. Вытащила ключ из сумки. Вспомнила, как недавно отец говорил о частной лечебнице. Побежала еще быстрее. Не дай Бог, его уже увезли! Уви¬дела на улице машину скорой помощи. Рванулась из последних сил, точно потерявшийся ребенок в поисках матери. Двое мужчин в белой одежде, с носилками в руках, поднимались по лестнице. Оттолк¬нула их в сторону и побежала вперед. «Отец дал им ключи!» Дверь в коридор была открыта. Испуганно забежала в комнату. Двое санитаров складывали вещи Фуада. Сложили в коробку его книги, одежду — в чемодан. Фуад лежал на кровати. Ее гнев вырвался наружу: «Я не дам вам увезти его! Невозможно! Это мой дом, уходите!» Санитары рас¬терянно смотрели на нее. Фуад бормотал: «Не будь ребенком, Афсане! Все кончилось...»
— Ты бессердечный...
— Я желаю тебе только хорошего!
— Ты не понимаешь. Отец не понимает! Никто не понимает!
Она выбежала из комнаты, умыла лицо, стараясь успокоиться. В сум¬ке было немного денег. Она вернулась. Фуад попросил: «Не дури, Афсане!» Санитар потребовал объяснений. Она извинилась, заплатила за хлопоты и проводила незваных гостей до дверей. Плотно захлопнула дверь, заперла ее на ключ. Села прямо на лестницу.
Она тяжело дышала. С утра — одна беготня! Какой горький день! Положила голову на колени, чувствуя себя разбитым зеркалом, осколки которого разлетелись в разные стороны. Она не верила, что Фуад согласился на развод. Два года боролась за него! И никогда не ощущала в себе такого душевного надлома... «Я желаю тебе только хорошего...» Она не понимала, что это за хорошее ни в тот день, когда поругалась с отцом из-за свадьбы, ни сегодня, когда ее хотели разлучить с Фуадом. Вытерла слезы. Потихоньку поднялась по лестнице, стараясь утихомирить бурю в душе. Хотелось рыдать навзрыд, однако она сдерживала слезы.
Поднявшись, встала у двери. Не могла войти. Сомнения толкали ее назад. Любит ли ее Фуад на самом деле? Вспомнилось прошлое. За все это время она ни разу не усомнилась в Фуаде. Его любовь целых два года залечивала все ее раны. «Почему Фуад согласился?..»
Фуад позвал ее: «Афсане!» Его голос отозвался в ней потрясением. Вошла настороженно. Оперлась о стену, опустила голову. Афсане зна¬ла, что теперь между нею и Фуадом — прóпасть. От стыда, который она обычно испытывала в разговорах с посторонними мужчинами, у нее вспотело лицо. Фуад резко спросил: «Что ты будешь делать теперь?» Она не ответила. Фуад сказал: «Все кончено. Не лишай себя радостей жизни!» Стыдливо и тихо шепнула: «Я люблю тебя, Фуад...»
— Я не нужен тебе. Жаль тебя, ты ведь можешь быть счастливой. Можешь бегать, сидеть, учиться. Иметь хороших детей. Ты можешь... ты все можешь. А что могу я? Я — обуза, ни к чему не годный человек. Почему из-за меня ты должна лишаться всего? Ухаживать за мной сможет и санитар. Уходи! Уходи от меня! В день нашей свадьбы я и не думал, что может наступить такой день... Я хотел стать для тебя са¬мым лучшим мужем. Я обещал твоему отцу, что сделаю тебя счастливой! У твоего отца есть право требовать нашего развода. Он всю жизнь смотрел на тебя с надеждой: для него невыносимо, что его образованная, умная и достойная дочь обихаживает калеку! Как ему терпеть одну только мысль о том, что ты живешь с мужчиной, который ничего не может сделать сам, даже еду в рот положить... Уходи, Афсане! Твой отец прав. Адвокат прав. Уходи, не порти себе жизнь...
Афсане прервала его монолог: «Довольно, хватит!»
— Нет, дай мне договорить! Я два года мучился. Два года глядел на твое красивое, радостное лицо и мучился. Два года ты расчесывала передо мной свои гладкие, длинные волосы, а я даже не мог погладить их. Я мог только наблюдать... Не мучай меня больше, Афсане! Если ты чувствуешь любовь ко мне, я чувствую еще более сильную в ответ. Ты любишь меня, и я тоже люблю тебя, но я не могу смотреть. Как ты себя хоронишь заживо! Ты молода, красива, весела! Посмотри на эти цве¬ты — если их не поливать, они завянут... Засохнут, погибнут... Тебе, как и этим цветам, нужна вода, нужен свет. Но я ничего не могу дать тебе, кроме трудностей!
Афсане снова закричала: «Хватит, прекрати!»
— Не думай обо мне. Бог велик. Откуда ты знаешь, может, в лечеб¬нице мне будет лучше? Познакомлюсь с новыми людьми, появятся друзья... Может, санитары хорошие...
— Ты меняешь меня на санитара?!
— Как ты не понимаешь? Я один твой волос не променяю на целый мир! Но не могу больше наблюдать твое добровольное заточение.
— Какое заточение?! Рядом с тобой я сильно выросла!
— Не говори высоких слов, Афсане!
— Я правду говорю! Ты был лучшим для меня садовником. Разве в тот день, когда я выходила за тебя замуж, мне нравился твой рост, чтобы сегодня из-за него я бросила тебя? Пусть все влюбленные мира говорят о красоте возлюбленного, однако я красоту вижу не в теле, но в широте твоей души. Не все понимают, а ты понимаешь. Не все знают, а ты знаешь. Ты жил с любовью, а она ломает все планы и нарушает все законы. Может, ты рассуждаешь правильно. Может, отец говорит правду. Но чувство, которое живет и растет во мне, выше этой правильности и этой правды...
Она успокоилась, посмотрела на розы и сказала: «Помнишь, как ты говорил, что даже смерть не отнимет тебя от меня?!»
Фуад повернулся лицом к стене. Ком встал у него в горле.
Афсане тихо напевала: «Если сердце мое идет за любимым...»
Звонок в дверь прервал ее слова, назойливый, неумолимый звонок.
Птичка пела в клетке...


Автор: Захра Заварийан

Захра ЗаварийанОб Авторе:
Захра Заварийан родилась в Тегеране в 1962 г.
В 1986 г. после окончания курсов писательского мастерства в литературно-художественном кружке при Организации Исламской пропаганды начала писать рассказы. Потом последовали романы, беллетризованные биографии и литературная критика — на сегодняшний день вышло уже четырнадцать книг.
Захра Заварийан несколько лет проработала главным редактором журнала «Адабийати дастани» («Художественная литература»); сотрудничала с крупными иранскими издательствами.

Comments

( 11 комментарии — Комментировать )
ai_zhilin
Apr. 23rd, 2011 03:40 pm (UTC)
Замечательный текст! Спасибо!
shuv_petrosyan
Apr. 23rd, 2011 03:54 pm (UTC)
Очень понравился рассказ. Прочитала с большим интересом!
62man
Apr. 23rd, 2011 04:06 pm (UTC)
Очень интересный рассказ. Жаль, что концовка такая грустная.
sergio63
Apr. 23rd, 2011 04:15 pm (UTC)
В современном прагматическом мире очень редко встречается настоящая любовь. Спасибо.
empin
Apr. 23rd, 2011 04:47 pm (UTC)
Очень красиво.
Спасибо.
j2b2
Apr. 23rd, 2011 05:04 pm (UTC)
тяжело
Судьба приносит нам испытания, но никто не знает, за какие поступки мы получим одобрение, а за какие придётся отвечать перед Высшим Судьёй. И не известно окупятся ли страдания при жизни в посмертье...
vasiok008
Apr. 23rd, 2011 06:06 pm (UTC)
Iranian prose
Действительно, необычные, прекрасные рассказы (купил 2 книги Иранской прозы), нам никогда не показывали ни иранскую литературу, ни иранское кино- считается, что это не модно и не соответствует Западной культуре. А Западная культура, по-видимому, должна быть самой прогрессивной ? :-))
red_ptero
Apr. 23rd, 2011 08:38 pm (UTC)
Хороший рассказ.
kasportzh
Apr. 24th, 2011 05:31 pm (UTC)
Я давно прочитала эти сборники рассказов. Очень хочется, чтоб на этом перевод современной иранской прозы на русский язык не закончился. С нетерпением жду выхода новых книг.
fonboris1
Apr. 25th, 2011 11:38 am (UTC)
У нас теперь,к сожалению,о таких женщинах,остаётся только мечтать.
norka_0
May. 6th, 2011 08:03 pm (UTC)
сидеть и плакать. как всн непросто!
( 11 комментарии — Комментировать )

Профиль

sajjadi
sajjadi
Реза Саджади

Календарь

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner