June 13th, 2011

sajjadi

Самая крупная в мире пещера с подземной рекой


Пещера Алисадр – самая крупная из мировых пещер с подземными озерами и рекой, расположена примерно в 100 км от Хамадана, на западе Ирана. Изначально ее называли Али-Саад («плотина») или Али-Сард («холодная»), но постепенно название трансформировалось в Алисадр. Пещера была хорошо известна во времена правления Дария I (521 – 485 г. до н.э.), о чем говорит древняя надпись над входом в туннель. Однако затем знания о пещере, которой много миллионов лет, были утеряны, пока ее вновь не открыли иранские альпинисты в 1963 г.

Сформировалась пещера Алисадр в Юрском периоде (ок. 120 млн. лет назад). Стены пещеры поднимаются на 40 м в высоту, она содержит несколько больших, глубоких озер. Внутри пещеры протекает река. Пещера находится примерно в 2 000 м над уровнем моря. Пока обследовано 11 км туннелей, а также три уровня пещеры (ученые считают, что при продолжении исследований будет открыт и четвертый). Основной зал пещеры составляет 100 метров в длину, 50 м в ширину и 40 м в высоту. Пещера отличается большими сталактитами и сталагмитами и широкими залами и коридорами (коридоры, как правило, сухие).


В начальной части этой пещеры некогда проживали древние люди (кости 80-ти их них сохранились до наших дней).  Раскопки и археологическое исследование пещеры позволили обнаружить древние произведения искусства, кувшины и сосуды, созданные 12 000 лет назад. На стенах и в проходах у выхода из пещеры изображены животные, охотничьи стены и луки со стрелами. Судя по этим рисункам, первобытные люди также использовали эту пещеру в качестве жилья.

Пещера привлекает миллионы посетителей каждый год. Для них внутри разработаны два специальных маршрута: прямой 2-километровый (на лодках, влекомых катамараном) для обычных туристов и спортивный 4-километровый для специалистов, альпинистов и спелеологов. «Туристский» маршрут ведет на «Остров» - большой атриум, расположенный в самом центре пещеры. Сами иранцы также любят приезжать сюда, поскольку пещера расположена между тремя крупными городами: Хамаданом, Тегераном и Кумом.



Collapse )


sajjadi

Долгожданный гость

Originally posted by fatima_zahra  at http://fatima-zahra.livejournal.com/11112.html

В субботу к нам зашел долгожданный гость, точнее гости. Наконец-то мы смогли ответить на гостеприимство уважаемого Посла ИРИ. К сожалению мы не смогли также хорошо познакомить г-на Саджади и его переводчика с нашей кухней, как они познакомили нас с иранской ;). К тому же наши друзья были весьма ограничены во времени, 2 часа это слишком мало ;).  Время пролетело незаметно, впрочем по другому не бывает в обществе интересных и приятных друзей.


Удивительно, что Посол иностранного государства запросто заходит в гости к простым людям! Честно говоря, мы до конца не верили, что это возможно.

sajjadi

Анастасия Ежова: По местам Хомейни в Тегеране…

Автор статьи в здании пресс-центра, где проходила конференция

Мое знакомство с Ираном и с личностью имама Хомейни началось задолго до моего визита в Тегеран в начале лета 2008 года. С тех пор прошло ровно три года, но моя память хранит живые воспоминания о пяти днях, проведенных на конференции, которая была приурочена к очередной годовщине ухода имама Хомейни из этого мира.

Те дни для меня ознаменовали соприкосновение с легендой, которой мое сердце жило до этого на протяжении восьми лет, а то и больше. Будучи молоденькой студенткой-первокурсницей, я зачитывалась книгами Хомейни на скучных поточных лекциях. «Религиозно-политическое завещание», «Небо над Ираном ясное», сборник изречений имама – каждая строчка в этих книгах была подобна яркой ослепительной вспышке, меткому выстрелу, громогласному вызову, которую этот красивый и харизматичный человек бросил всему миру. Исламская революция – явление в своем роде новое, беспрецедентное, неординарное – заставила расписаться в собственном прогностическом бессилии титулованных политических аналитиков и востоковедов, не сумевших предсказать такое развитие событий, а впоследствии – долго пытавшихся понять истинную подоплеку и значение данной революции.

Речи, проповеди, наставления имама Хомейни представлялись мне как нельзя злободневными, ибо реалии шахского Ирана, гневно разоблачаемого имамом, до боли напоминали актуальную действительность моей собственной родной страны. Вместе с тем, имам Хомейни предложил миру альтернативный глобальный проект, в основе которого лежали не его собственные философские умопостроения, а глубокое понимание сакральных текстов шиитского Ислама и его истории. Трактовка Ислама, обрисованная имамом Хомейни, оказалась необыкновенно близкой моему мироощущению, моему собственному пониманию той религии, которую я исповедую.

Имам Хомейни, обладавший глубокими познаниями в области смыслов Священного Корана и изречений Пророка (мир ему), а также двенадцати Имамов шиизма (мир им), неоднократно указывал на то, что подлинный, неискаженный Ислам не приемлет соглашательства с угнетателями и несправедливыми правителями, а путь революции освящен кровью внука Пророка Мухаммада – Имама Хусейна (мир ему), восставшего против тирана своего времени и принявшего в неравном бою мученическую смерть. Это открыло иранскому народу путь к свержению шахского режима, поставившего Иран в унизительную зависимость от западных стран и, прежде всего, США…

…Мой путь в Тегеран был тернист и проходил не по прямой. Но, видимо, сама логика и траектория моей судьбы такова, что рано или поздно я волей Божьей очутилась в столице Ирана. До этого я слышала от друзей и единоверцев, бывавших в Иране и даже живших там длительное время, диаметрально противоположные отзывы об Исламской республике. Первый Имам мусульман, почитаемый в шиизме, повелитель верующих Али ибн Абу Талиб (мир ему) говорил: «Большая часть того, что слышат ваши уши – это ложь, но то, что видят ваши глаза – это истина». Этот мудрый принцип вообще нужно взять на вооружение всем, кто хочет глубоко разобраться в устройстве мироздания и, в частности, в реалиях современной политики.
А потому, абстрагировавшись от того, что мне прежде доводилось слышать, в один прекрасный вечер я села в самолет и отправилась в Иран, чтобы, наконец, его увидеть.

Collapse )