August 28th, 2012

sajjadi

Три «Да» и три «Нет» в жизни

Три вещи, в которых никогда нельзя быть уверенным:
  • Мечты
  • Успех
  • Удача
Три вещи, которые, покинув нас, больше никогда не вернутся:
  • Время
  • Слова
  • Шанс
Три вещи, способные нас уничтожить:
  • Невежество
  • Жадность
  • Гнев
Три вещи, которые делают человека человеком:
  • Трудолюбие
  • Искренность
  • Ответственность
Три самые ценные вещи в жизни:
  • Любовь
  • Уверенность в себе
  • Друзья
Три вещи, которые никогда не следует терять:
  • Спокойствие
  • Надежда
  • Честность
Счастье в нашей жизни основано на трех главных принципах:
  • Опыт дня прошедшего
  • Польза дня сегодняшнего
  • Надежда на день завтрашний
Три принципа разрушают нашу жизнь:
  • Сожаление о дне прошедшем
  • Напрасная трата дня сегодняшнего
  • Страх дня завтрашнего

Источник: неизвестен

sajjadi

Сентиментальное путешествие в Урмию

Originally posted by anna_muradova at http://anna-muradova.livejournal.com/619287.html

Итак, начинаю потихоньку выкладывать впечатления о поездке. Хотела написать по-газетному суховато (тем более, что меня попросили сделать статью-отчет для ассирийской газеты «Хабре д-атураи»), но получилось очень сентиментально. Как раз перед отъездом я прочла «Cентиментальное путешествие» Шкловского, который был в Урмии в самый разгар памятных событий начала ХХ века. Поэтому и мое путешествие тоже получилось сентиментальным.

Урмия для меня всегда была легендарно-сказочной страной, потерянной истрической родиной. Согласно документам, сохранившимся у отца в семейном архиве, мои прабабушка Филомени Мирзо и прадедушка Рувель Бит-Мурад были уроженцами города Урмии.

Прабабушка и прадедушка (Кукийское кладбище в Тбилиси)


Веренее, как удалось выяснить, были к нем уприписаны, а жили в сельской местности ближе к Саламасу, причем прабабушка была родом из Хосровабада, о чем мне рассказали урмийцы, которые оказывается, знают представителей ныне здравствующего рода Би Мирзо. У отца сохранился один-единствненый предмент, вывезенный из Урмии — старенькие перламутровые четки. Память об утерянной родине. Да, и фамилия осталась, правда в 1930-е ее русифицировали. И это всё.
И у меня три четверти русской крови, и невнятная внешность, из серии «нигде не своя, но нигде и ни чужая». И мощная ассирийская генетическая четвертушка, которая почему-то перекрывает всё.
Этого достаточно, чтобы при первой же возможности уехать в Урмию. И вот оно:

Сентиментальное путешествие в Урмию

….В Тбилиси полдень. Тени стали очень короткими, на улицах ни души. Я сижу на балконе и ем яблоко, а знойный воздух обостряет чувства и усиливает ароматы.
Несколько часов назад я сидела на крыльце этого же самого дома и смотрела, как по-южному стремительно наступает рассвет. Совсем не похоже густой малиновый рассвет, который бывает у нас в средней полосе России. .
Здесь небо не краснеет, а сразу серебрится, и легкое, светлое утро приходит сразу, без предупреждения.
Я только что вернулась из Урмии.

Куда и зачем

Каждый год в иранском городе Урмия, расположенного на западном берегу озера с тем же названием, проводится международный молодежный культурно-спортивный фестиваль Таммуз. На фестиваль приезжают участники из различных городов Ирана, Ирака, а также делегации из Грузии, Армении и вот уже второй год - из России. Главные события фестиваля – соревнованиия по футболу, волейболу, баскетболу, настольному теннису и шахматам. Хотя, конечно, едут все не столько посоревноваться, сколько пообщаться. И неважно, кто забил больше голов и забрал кубок победителя, главное — все передружились и никому не хочется расставаться до следующеого года.
...Выезжали из Тбилиси с Кукия в ночь, чтобы не ехать по жаре по крайней мере первое время. Конец июля, и даже ночью душновато. Узкая улица круто сбегает куда-то вниз, старые дома по обе стороны, вьется виноград, люди сидят, стоят, ходят, разговаривают. Мужчины курят, дети бегают туда-сюда. Что, кто, где непонятно. Базар-вокзал, так это у нас называется. Время отъезда – приблизительное.

Кто знаком – здороваются, кто незнаком – знакомятся. Меня пришли провожать представители мурадовского клана: двоюродный брат Вовка с женой и сыном, троюродная сестра Ната без сыновей. Прабабушка и прадедушка покинули Урмию в конце XIX века, и только в начале XXI первый из потомок снова ступит на урмийскую землю. В свое время рувель и Филомени прошли из Урмии до Тифлиса пешком через горы (по рассказам отца уходили фактически под вражескими пулями). Мы поедем на микроавтобусах тем же маршрутом, но в обратном направлении и по боле едлинной дороге: короткая перекрыта из-за армяно-азербайджанского конфликта.

Collapse )