April 11th, 2015

sajjadi

Иранские коммунисты в СССР

Мои дорогие друзья,
Эта статья написана не мной, но поскольку речь в ней идет об исторических фактах, связанных с взаимоотношениями Ирана и России и отношением некоторых иранцев к СССР, привожу ее тут, чтобы вы могли получить представление о том, как оценивают данный вопрос иранские историки, когда говорят об СССР.
---
Первая волна мигрантов, иранцев-большевиков, членов Народной партии Ирана («Хезбе-Туде»), бежала в Россию в поисках политического убежища, как только произошла большевистская революция, еще при В. И. Ленине. Эти люди были идеалистами, беспрекословно верившими в ленинские идеи. Как ни странно, многие поначалу прижились в коммунистической России. Возможно, потому, что в те первые годы жизнь там соответствовала их представлениям о «пути к коммунизму».

Но так продолжалось недолго. Увы, сталинские репрессии не пощадили иранцев, проживавших в те годы в СССР – многие погибли в лагерях ГУЛАГА или были подвергнуты пыткам и казнены «за шпионаж». У большинства не осталось даже могил.

Ата Сафави, известный в Таджикистане врач и узник ГУЛАГА, позднее написал книгу воспоминаний под названием «В Магадане никто не стареет». Мечтая изучать медицину в СССР и не имея возможности законно въехать в страну, Сафави честно сдался советскими пограничникам. Вместо университета он попал в тюрьму: получил 3 года за незаконный переход границы. В 1948 году Ата Сафави едва не погиб во время масштабного землетрясения в Ашхабаде: пролежал под завалами три дня, пока его не нашли. Едва Сафави отсидел свой срок, как ему тут же дали новый: 10 лет в Магадане за «шпионаж в пользу Ирана и Америки».
Позднее, после жизни в Таджикистане и Иране, Ата переехал в Торонто, где он скончался несколько лет назад. С ним делали множество интервью, про него писали статьи и снимали документальные фильмы. Он стал своеобразным символом иранцев в советском ГУЛАГе.

Существует также книга под названием «Дом дяди Иосифа», написанная Атабаком Фатуллазаде. Подробно анализируя ситуацию в СССР в те годы, автор критикует слепую веру Народной партии Ирана в коммунизм.

Могила Лахути на Новодевичьем кладбищеОдин из самых известных представителей первой волны иранской миграции в СССР - Абулькасим Лахути - иранский поэт, писатель и политический деятель. Его могила находится на Новодевичьем кладбище в Москве.

Когда сталинская эпоха подошла к концу, в СССР стали переезжать группы иранских интеллектуалов (вторая и третья волны миграции). Как правило, это были члены Народной партии Ирана («Хезбе-Туде»), запрещенной в Иране. В СССР приезжали учиться, «перенимать опыт» коммунистической системы, приобщаться к искусству (одна из известных в те времена иранских балерин училась балету именно там). Интересно, что после знаменитого выступления Никиты Хрущева, обличавшего несправедливые приговоры сталинских времен, иранцы-коммунисты не пожелали поверить в правдивость его слов. Они бежали в Советский Союз, считая его своей Меккой, «колыбелью социализма» и царством справедливости.

Тем сильнее было их разочарование. Но для многих одним разочарованием дело не ограничилось.

Не у всех искавших убежища иранцев была возможность попасть в СССР законным образом. Многие переходили границу неподалеку от Тебриза. Это грозило допросами и тюремными сроками, хотя к мигрантам этой волны относились мягче. Но новая родина требовала полного самопожертвования: незаконно перешедших границу иранцев посылали работать в Алма-Ату, Ашхабад, на угольные шахты и другие вредные производства. Жизнь мигрантов была очень тяжела и проходила под зорким оком КГБ. Те, кого не губили тяготы жизни в чужой стране, впадали в депрессию, порой и кончали с собой.

Наиболее ярким представителям Народной партии Ирана все же удалось обратиться к Хрущеву с просьбой дать им возможность вести партийные собрания, где присутствовали бы только иранцы. Но, разумеется, всякий раз на собраниях сидел и русский «товарищ»-соглядатай. Иранцам ответили согласием, когда те попросили о возможности получать «родные» газеты на фарси, чтобы знать, что происходит дома. Однако предварительно из газет ножницами вырезались все «неблагонадежные» статьи.

Четвертая волна эмиграции в СССР последовала после Исламской революции 1979 г. Принадлежавшие к Народной партии Ирана интеллектуалы, представители среднего класса, преподаватели университетов потянулись в СССР. По сравнению с более ранними мигрантами, их приняли значительно лучше. Но тоже быстренько «распределили» по стране: кого-то отправили в Минск, кого-то в Ташкент, кого-то в различные города среднеазиатских республик. И, разумеется, их прежние представления о жизни в СССР заметно расходились с действительностью. Недаром стихи многих иранских поэтов в СССР того времени пропитаны горечью разочарования.

Сиявуш Касраи – поэт, писатель и политический активист, коммунист, член Народной партии Ирана («Хезбе-Туде»). Касраи принадлежал к «четвертой волне» эмигрантов из Ирана в СССР. Он покинул Иран после Исламской революции, и некоторое время прожил в Москве. После распада Советского Союза переехал в Вену, где и скончался.

«Советские иранцы» не знали, плакать им или радоваться, после краха советской системы и распада СССР в 1990-е годы. С одной стороны, они надеялись на нормализацию жизни, а многие воспользовались возможностью уехать из Советского Союза на Запад. С другой стороны, для большинства это означало уничтожение самого дорогого их сердцу – ведь то, во что они вложили всю жизнь и всю душу, доказало свою несостоятельность.


«Жизнь – это вечный огонь, не имеющий начала и конца».
Стихи: Сиявуш Касраи
Каллиграфия: Javad Bakhtiary

Посты на похожие темы:
Мирза Кучек-хан и Персидская Советская Республика