Реза Саджади (sajjadi) wrote,
Реза Саджади
sajjadi

Иран - страна-загадка, открытая для друзей

www.chas-daily.comАвтор и фотограф: Владимир Галочкин

...Осенним утром самолет сел в аэропорту Имам Хомейни под Тегераном, и мы вступили на землю Ирана. Посещать столицу мы не планировали: это почти 14-миллионный мегаполис, младенческого возраста по сравнению с другими городами, дорогой для проживания и, как большинство столиц, имеющий мало общего с остальной страной. Наш путь лежал в Исфахан - культурную столицу Ирана. Сами иранцы говорят: «Чтобы посмотреть Иран, нужно побывать в Исфахане» или «Исфахан - это половина мира».

От Тегерана до Исфахана около 400 километров. Ходят автобусы, поезда, летают самолеты. На автовокзале представители конкурирующих автобусных компаний и таксисты наперебой предлагают свои услуги. Кассир, улыбаясь, на сносном английском называет цену билета - 75 000 реалов (около 3 долларов). Видя мое недоумение, предлагает взглянуть на «его» автобус. Иду, смотрю: новенькая «скания» отправляется через несколько минут...

Несколько часов в пути до Исфахана интересны и приятны. В салоне автобуса чуть больше +20, а «за бортом» под +40, - работает кондиционер. Скорость - 110 км в час, хотя знаки ограничивают ее 120 км. Пассажирам раздают сок, печенье, кексы. А за окном - пустыня с голубыми горами на горизонте. Кое-где кустики саксаула, колючки, проплывают редкие оазисы с гранатовыми садами и прямоугольниками яркой зелени полей. Соседи позади нас - молодая супружеская пара - интересуются, откуда мы. Он одет как и я - легкая рубашка, джинсы. Она - черный хиджаб, как у всех, но открыты кокетливая челка, шея. Но главное - глаза - черные, огромные. «Латвия» - отвечаю я. «Раша, Москоу», - говорю я, сообразив, что слово «Латвия» она услышала впервые. Мой ответ тут же переводится на фарси для попутчиков, которые внимательно присушиваются к нашему диалогу - «Русия!»

И тут случилось то, чего мы с супругой никак не ожидали, но что повторялось в Иране вновь и вновь: автобус расцвел улыбками людей и мы услышали многоголосое «Мамнун!» - «Спасибо!» «За что?» - удивились мы. «За то, что вы приехали в Иран. Добро пожаловать!» - разъяснила нам, непонятливым, учитель школы для девочек по имен Марьям.

Отношение к россиянам в Иране исключительно доброжелательное и дружелюбное. Не боюсь ошибиться, но так радушно здесь не относятся ни к арабам, ни к туркам, своим ближайшим соседям.

...Вот мы и с Исфахане. Вещи оставлены в гостинице, и мы идем в банк - менять деньги. А Иран продолжает поражать. От служащих банка узнаем, что нам выгоднее обменять доллары не в банке, а в «фирме». А на вопрос, где искать в миллионном городе эту самую «фирму», нас просто сажают в машину и подвозят до «фирмы». Фирм, оказывается, много - целая улица. Курс обмена у всех примерно одинаков, но на 40% выше, чем в банке. На вопрос о причине такого к нам отношения получаем абсолютно непонятный для европейцев ответ: «Вы наши гости. Добро пожаловать в Иран!»

Центр Исфахана, его сердце - это площадь Имама, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, вторая по величине площадь в мире. Туда мы и направляемся, но, оказывается, пройти к ней совсем не просто...

Вам когда-нибудь приходилось, перебегая улицу на зеленый свет светофора, шарахаться от мотоциклов? Именно с этого мы на практике начали изучение иранских правил дорожного движения. В городах Ирана тысячи, нет, десятки тысяч мотоциклов, которые диктуют на улицах правила поведения всем остальным. Красный свет светофора - не для мотоциклов, полоса встречного движения - только не для них, тротуары - и здесь они хозяева. Небольшие, юркие, на которые умудряются усесться пять человек, включая детей, - в первые дни наши головы, кажется, научились вращаться в обе стороны на все 360 градусов, опасаясь мотоциклов. Потом горожане нам тактично разъяснили, что перебегать перекресток на зеленый свет нежелательно и надо спокойно идти, поскольку: а) мотоциклист может растеряться и совершить наезд на бегущего вместо объезда; б) европеец, скачущий среди степенно идущих женщин, выглядит в глазах окружающих комично; в) в Иране есть поговорка: «Все мы от Бога и идем к Богу».

Между прочим, за все время в Иране мы не видели ни одного дорожно-транспортного происшествия, ни одной дорожной пробки, ни одного водителя, задержанного полицией, ни одного дорожного конфликта. Хотите - верьте, хотите - нет...

В 1598 году шах Аббас I, сделав Исфахан столицей государства сефевидов, приступил к строительству. И город стал крупнейшим и красивейшим в мире - городом садов и дворцов. Сравним: к началу XVII века в Москве проживало около 100 000 человек, в Париже - 500 000, а в Исфахане - около 1 миллиона. Соответствующей была и архитектура, которую во всем великолепии являет площадь Имама: шахский дворец Али Капу, необыкновенные музыкальные комнаты которого для усиления акустики украшены формами ваз и сосудов, мечеть Имама, в зале которой человеческий шепот семь раз повторяет эхо, мечеть Лотфоллы, купол которой в зависимости от времени суток меняет оттенок и... Базар Исфахана!

Я не описался, написав «Базар» с заглавной буквы. Он действительно этого заслуживает: километры крытых улиц, где золотые руки иранских мастеров много производят и все-все продается, как иранское, так и заморское.

Вы знакомы с миниатюрами исфаханской школы - виртуозными рисунками с тончайшими деталями, которые не разглядишь без лупы? А чеканная серебряная посуда - от миниатюрных кувшинчиков до огромных блюд? Самоваров же в Иране в тысячи раз больше, чем в России - в каждой лавке, в каждом отеле, в каждом доме. Разные - электрические, угольные, газовые; на несколько стаканов чая и на сотни литров: из меди, латуни и серебра. На фарси самовар так и звучит: «самовар». Более того, это слово персы считают своим. А если им сказать, что самовар - это не их изобретение, они даже обидятся!

Ну и, конечно, иранские ковры - лучше ковры в мире: из шерсти и шелка, ручной работы и машинной, на любой вкус и, как говорится, кошелек. В Иране не злоупотребляют мебелью, ее немного, поэтому говорят, что иранцы бросают свое богатство - ковры - на пол...

По исфаханскому Базару можно бродить и бродить, открывая для себя новое и прекрасное, познавая страну и людей. Везде и все тут вам будут рады - мастера и торговцы, такие же покупатели, как и вы. И все вас встретят с сердечной улыбкой, ибо Иран - страна очень добрых и очень гостеприимных людей.

Вечером, когда спадает жара, площадь Имама открывает еще одно качество души иранцев - коллективизм. Сотни семей - большие, включая детей и внуков, молодожены, просто друзья и подруги, идут и едут сюда отдыхать, наслаждаться неповторимой атмосферой площади. На траву стелются ковры и покрывала, раскладывается угощение - орехи, фрукты, чай... Кое-где вьется дымок самовара, а изредка и дымок кальяна... Бегают, играют дети, а взрослые ведут свои неторопливые беседы...

А за площадью, на центральных улицах исфаханцы вечерами гуляют. Тоже семьями, парами, с детьми. До позднего вечера гостеприимно открыты двери магазинов, сверкают витрины - все становится объектом внимания - одежда и обувь, посуда и украшения, фрукты и соки из этих фруктов, которые приготовят прямо на ваших глазах. Свежевыжатый сок граната, манго, дыни, банана, апельсина, арбуза, яблока, персика, моркови - всего 1 доллар за пол-литра. А прекрасная половина предпочитает порцию мороженого, залитого соком, в стакане с трубочкой...

Иран - совершенно безалкогольная страна. Спиртное здесь под запретом. Для всех, кроме христиан и иудеев, которые могут употреблять его в религиозных целях. И употребляют - те же армяне.

Однажды в беседе с молодой парой нас спросили, пробовали ли мы вино. За моим ответом «пробовали не только вино, но и водку, и коньяк», последовал еще один, еще больше удививший нас вопрос: «А что это такое - водка и коньяк?»

Есть в Исфахане место, которое вызывает трепет. Это кладбище шахидов Голестан-э-Шохада.

Наши СМИ создали образ шахида как террориста-смертника. Может, где-то так и есть, но в Иране шахид - это доброволец, воин, герой, отдавший жизнь за свободу и независимость родины.

Гранит и мрамор могил, огромное количество цветов, идеальная чистота и ухоженность - все это необыкновенно величественно и красиво, но трепет вызывает другое: фотографии на могилах - юношей, мужчин, девушек, молодых женщин, порой и с ребенком на руках.

Согласно представлениям ислама герои-шахиды не мертвы, они живы. Поэтому Голестан-э-Хохада в переводе с фарси - Сад Роз Героев.

Когда мы с женой покинули кладбище, нас поджидала машина. Молодой мужчина, ранее спросивший, откуда мы, предложил отвезти нас в центр или к отелю. Разумеется, бесплатно. Мы разговорились. Али, как он представился, служащий, женат, растет сынишка. Я объяснил, почему мы здесь, в прошлом я военнослужащий. А он открыл мне еще одну грань прекрасной души своего народа. Вот его слова: «Мы не всегда и не во всем соглашаемся с правительством. Но если тронут нашу страну, наш Иран, все мужчины возьмутся за оружие». «А как же семья, жена, ребенок?» - спросил я. «Меня жена в дом не пустит, если я не буду со своим народом», - услышал я в ответ.

В газетной публикации не рассказать всего, что мы увидели и узнали об Исфахане... Прощаемся с отличным отелем Malek, который рекомендуем гостям Исфахана, и получаем подарок, от которого, как говориться, хоть стой, хоть падай: нам возвращают часть денег за проживание в отеле. Как оказалось, за время нашего проживания изменился обменный курс реал - доллар. Поскольку мы оплатили за проживание в долларах, а доллар стал дороже, нам вернули разницу. Скажите, в какой еще стране мира такое отношение к гостям?


Tags: Города Ирана, Путешествие в Иран, Репост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments