Реза Саджади (sajjadi) wrote,
Реза Саджади
sajjadi

Categories:

Мавлана Джалал ад-дин Муххамад Руми

Нет ни одного знатока персидской поэзии и суфийского учения, которого это имя оставило бы равнодушным.

Несколько слов о биографии поэта
Джалал ад-Дин родился в городе Балхе 26 сентября 1207 года. В связи с тем, что он долгое время жил в городе Конье (Икониум во времена Римской империи) и там же похоронен, поэт прославился как Руми или «Мавлана Руми» (''Наш покровитель из Рума (Рима)"). Однако он всю жизнь считал себя хорасанцем и любил своих земляков, постоянно вспоминал о них.

По утверждению некоторых авторов, его родство со стороны отца восходит к первому праведному халифу, Абу Бакру Саддыку, и это подтверждают некоторые высказывания Мавланы.
Отец Мавланы был хатибом - проповедником, читающим хутбу (мусульманскую проповедь во время пятничной полуденной молитвы), и прославился как Бахауддин Велед, ему даже дали прозвище «султан ученых», а дедушка Джалал ад-Дина, Хусейн ибн Ахмед Хатиби, по словам Афлаки, был видным ученым и мыслителем своего времени, и у него учился даже Рази уд-Дин Нишапури. Известно, что мать Бахауддина (бабушка Мавланы Руми) происходила из семейства Хорезм-шахов.

Бахауддин (Баха) Велед был одним из великих суфиев, и преемственность получения им хирки (власяницы, которую носили дервиши и передавали своим преемникам) доходила до самого Ахмеда Газали. Он прославился как набожный, живущий своим трудом человек. Однако, как рассказывает Афлаки, Баха Велед в результате обиды, нанесенной Хорезм-шахом, был вынужден оставить Балх. Говорят, Хорезм-шах боялся того, что Баха Велед выступал против философов и ученых и даже называл их еретиками. Это не понравилось главе ученых того времени, учителю Хорезм-шаха Фахру Рази, поэтому он настроил Хорезм-шаха против Баха Веледа и постарался испортить отношения между ними. Баха Велед был вынужден оставить родные края и поклялся, что, пока Мухаммед Хорезм-шах будет сидеть на троне, он никогда не вернется в этот город.

Бахауддин Велед со своей семьей поехал в Багдад, чтобы оттуда отправиться в паломничество. Когда он прибыл в Нишапур, то встретился там с шейхом Фарид ад-Дином Аттаром. Как пишет Доулат-шах Самарканди, Аттар сам пришел на встречу с Бахауддином. В достоверности встречи не сомневаются многие известные историки, ведь Шейх Фарид ад-Дин Аттар был одним из воспитанников шейха Наджм ад-Дина Кубра и Маджд ад-Дина Багдади. Баха Велед также был связан с этим дервишеским орденом и считался одним из великих суфиев тариката (пути познания Бога) «кубравийе». Учитывая сплоченность и единство ордена, неудивительно, что Фарид уд-Дин Аттар решил встретиться с Баха Веледом. Кроме того, до 1221-1222 года Аттар, несомненно, был жив, и с исторической точки зрения встреча выглядит правдоподобной.

В то время Джалал ад-Дин был еще ребенком. Шейх Аттар подарил мальчику свою книгу «Асрар-наме» и сказал Бахауддину: «Пройдет немного времени, как твой сын зажжет пламя в душах, жаждущих истины». С тех пор, Мавлана Руми постоянно держал при себе «Асрар-наме».
Когда умер Баха Велед, 24-летний Мавлана по завещанию отца или по просьбе султана Ала ад-Дина, ( а также, согласно преданию, приведенному в «Велед-наме», по просьбе мюридов (религиозных последователей)) был избран на место отца и приступил к проповеди. Он выносил решения, основанные на шариате, и в течение года являлся муфтием (толкователем шариата), но от суфийского «пути к Богу» был далек, и тарикатом не занимался.
Однако после того, как Бурхан ад-Дин Мухаггак Термизи стал его духовным наставником и Джалал уд-Дин прошел у него основные ступени достижения истины, он получил разрешение наставлять людей, указывая им праведный путь. Днем он преподавал в медресе, обучал жаждущих знаний и дискуссий студентов, которые собирались вокруг него. Одновременно он занимался и вынесением решений, и преподаванием в медресе.

Однако суфийские идеи поразили его сердце: словно спокойное прежде море вдруг охватил шторм, словно в сердце возлюбленного зажглось пламя страсти и он отправился искать свою любимую. Эта страсть заставила Руми забыть преподавание и встать на путь ищущих истины.
Когда «наш господин» (Мавлана) ходил на дискуссии Бу-л-Маали, народ считал его себе подобным и слушал его речь. Но взошедшее солнце любви и истины, которое теперь освещало его чистую душу, оказалось слишком ярким для глаз окружавших его людей, и «ослепленные» противники теперь стали отрицать все, что говорил Руми. Поэтому Мавлана изменил свой тарикат и путь, а народ изменил свое отношение к нему.


Из альбома "Дар любви", собранного Дипаком Чупра

Ураган, вызвавший такое волнение в океане его сердца, бросил корабль мыслей Руми в совершенно иной водоворот событий – судьбоносной стала его встреча с Шамсиддином Тебризи, неоткрытая тайна и новая глава жизни Руми.
Шамисиддин (Шамс) Мухаммед ибн Али ибн Мухаммед был из жителей Тебриза, и семья также была оттуда. Доулат-шах Самарканди считает его сыном Хаванда Джалал ад-Дина Хасана Ноумусульмана, одного из великих потомков Омида, который правил в Аламуте в 1210-1221гг. Этот же ученый пишет: «Джалал ад-Дин отправил Шамсиддина усовершенствоваться в литературе и других науках в Тебриз, и он некоторое время учился там». Впрочем, возможно, такое утверждение ошибочно, так как, с одной стороны, этот факт не упоминается в других, более ранних источниках, а с другой стороны, у Джалала ад-Дин Хасана Ноумусульмана (согласно тексту Ата Малик Джувейни), не было другого сына, кроме Ала ад-Дина Мухаммада (1221 - 1255 гг.).

По некоторым сведениям, Шамсу было 60 лет, когда он приехал в Конью в 1245 году. Таким образом, можно заключить, что Шамс родился в 1185-86 году. Некоторые утверждают, что Шамсиддин Тебризи был последователем и воспитанником Рукн ад-Дина Саджаси, и шейх Оухад ад-Дин Кермани также считал его своим «пиром» (наставником). С исторической точки зрения это ближе к истине, и возможно, вышеупомянутый Оухад ад-Дин и Шамсиддин вместе встречались с Рукн уд-Дином. Однако противоречия в тарикате между ними в определенной степени уменьшают достоверность этого факта (не упомянут он и в ранних источниках).
До того времени, как Шамсиддин появился в Конье и в меджлисе (собрании) Мавланы, он ходил по городам, встречался со знатными людьми, иногда занимался обучением и другой работой:

«И когда ему давали деньги за работу, он собирал /их/ и не торопился тратить, говорил: «Пока соберу. У меня есть долг, я должен отдать, а то неожиданно потрачу, и они исчезнут». Он в течение четырнадцати месяцев жил в Алеппо в келье медресе и вел аскетический образ жизни. Постоянно надевал одежды из черной кошмы, и «пиры» называли его «Камел Тебризи» («Совершенный /человек/ из Тебриза»).

Шамсиддин приехал в Конью утром 8 декабря 1245 года. По материалам, приведенным в книге «Велед-наме» Султана Веледа, сына Мавланы, любовь Мавланы к Шамсу подобна поиску Моисея (Мусы) Хизра, его наставнику и учителю. Муса, несмотря на то, что был посланником и собеседником Аллаха, неизменно просил народ прислушиваться к Хизру, а не к нему самому.

Мавлана также, несмотря на свою известность и совершенство своих знаний, просил, чтобы Шамс весь день находился рядом и стал его последователем, словно растворился в его сиянии:

То, что считается наивысшей степенью в науке,
Будет достойно /только/ шейхов!


В конце своей жизни великий поэт Мавлана, заболел лихорадкой. Врачи не смогли вылечить его. Он скончался в воскресенье 17 декабря 1273 года. Солнце знания зашло за горизонт, дух покинул его тело, и Мавлана перенесся из этого мира в мир потусторонний.

Доктор Абузар Эбрахими Торкаман, автор книги «Мудрецы Востока».

Tags: Книга в подарок, Литература Ирана, Окно в Иран
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →