Реза Саджади (sajjadi) wrote,
Реза Саджади
sajjadi

Categories:

Ашраф Гандеари Бахадорзаде – иранская благотворительница


Все началось в 1971 году, когда в непогожий день, к госпоже Гандеари Бахадорзаде, постучался с просьбой человек средних лет. Надо сказать, что молодую, красивую и весьма состоятельную госпожу, чей муж являлся крупным предпринимателем, в округе знали хорошо. Она помогала: кому советом, кому – и деньгами. Растила детей, ни в чем не нуждалась, жизнь казалась прекрасной – почему бы иной раз и не проявить сострадание к ближнему?

И вот теперь она выслушивала очередную просьбу:
“Понимаете, я бы это еще как-то потянул, но наш дом так мал... Отец уже давно парализован, за ним нужен постоянный уход, дома запах ужасный. Я на работе, все это свалилось на мою жену. У нас на всех маленькая комната с кухней – а ведь еще растут двое малышей! Никогда бы не подумал, что захочу родного отца сдать в дом престарелых. Но моя жена не может постоянно быть сиделкой при нем – я бы на ее месте уже десять раз развелся, ведь это длится уже несколько лет... ”.

Ашраф пообещала выхлопотать для бедняги жилье попросторнее, но понимала, что это не решит проблему. Кто-то должен постоянно ухаживать за стариком, а платить за услуги сиделки эта семья не сможет. Стала разузнавать, что да как. Какой-то добрый человек подсказал:
- В окрестностях Тегерана, в местечке Кахризак, один врач – кажется, его зовут Хакимзаде - купил клочок земли и сам построил там нечто вроде приюта для стариков. Туда свозят больных пожилых людей со всего города – а где еще о них позаботятся? У кого родственников не осталось, а кто-то так болен, что даже есть сам не в состоянии...

Ашраф стало любопытно: что же это за возникший из ничего приют и таинственный доктор? Она поехала в Кахризак, чтобы самой познакомиться с доктором Мохаммадом Резой Хакимзаде, который с небольшой командой добровольцев бесплатно ухаживал за стариками. Его организация – “Благотворительной общество Кахризак” – существовала исключительно на пожертвования. Побывав там, Ашраф сумела решить проблему просителя, и сама с радостью пожертвовала щедрую сумму. Однако потеряла сон: несмотря на все старания докторов и сиделок, условия в приюте были далеко не лучшими: нехватка медикаментов, плохо работающий водопровод, зловоние... Страдания стариков глубоко тронули ее душу. Она снова вернулась в приют на следующий день, и продолжала приезжать еще и еще. Доктор Хакимзаде, человек прямой и строгий, посчитал, что Ашраф ничем не отличается от других гламурных тегеранских девушек, чурающихся любой работы и предпочитающих закрывать глаза на проблемы бедняков. И потому сказал ей:
- Что ты постоянно сюда ездишь? Какой от тебя прок? Твои деньги нам не нужны.
- А что нужно?
- Мне люди нужны. Волонтеры. Чтобы рукава закатали и горшки выносили, пролежни перевязывали... А не фифы всякие!
- Люди нужны? Ну, так я буду первой!

Упрямства Ашраф было не занимать. Она действительно стала волонтером. Женщина, которая могла бы купаться в роскоши, каждое утро уезжала из дома на окраину города, чтобы выполнять самую черную работу. И постепенно собирать единомышленников, пользуясь своими связями и рассказывая всем о благородной миссии приюта в Кахризаке.
Родные приняли ее новую жизнь в штыки. Родственники мужа за голову хватались. Будучи людьми религиозными, они считали, что такая работа – “харам” для молодой девушки. Ведь в приюте никто не станет разбирать кого приходится мыть – старика или старушку, за кем ухаживать, а мусульманке не пристало вот так прикасаться к другим мужчинам. Муж считал такую работу недостойной и грозил, что запретит жене ездить в приют: мол, еще принесешь оттуда детям какую-нибудь заразу... Возвращаясь из Кахризака, Ашраф всякий раз принимала душ в отдельной постройке в саду, полностью переодевалась – и лишь потом входила домой.

Но ее терпение и упорство начали приносить плоды. В 1973 году с несколькими единомышленницами она создала “Женское благотворительное общество”: чтобы искать средства и волонтеров на расширение приюта, по-прежнему призванного помогать одиноким старикам. Сегодня в этой организации состоит уже 3 000 постоянных членов-волонтеров: вместе они строят дома престарелых, клиники для пожилых, ведут образовательные программы, помогают и в деле реабилитации тем старикам, которые перенесли тяжелую болезнь. Важным считается не просто поддержание физического здоровья жителей Кахризака. Волонтеры ведут курсы, обучают пожилых людей новым занятиям и ремеслам – и те потом используют эти навыки, чтобы зарабатывать на жизнь (их изделиями торгуют на специальных благотворительных ярмарках). В старости очень важно постоянно общаться с другими, не “выпадать” из жизни, чувствовать себя нужным – и об этом также заботятся волонтеры. Сейчас в 22 зданиях комплексах проживает около 1600 стариков и старушек.


Благотворительное общество Кахризак сегодня

Заложенные в Кахризаке стандарты позднее стали основой, на которой в Иране начали создавать современные дома престарелых. Именно по инициативе Женского благотворительного общества в 1999 году прошла Первая общеиранская конференция по вопросам старения. В Кахризаке также открылся профильный научный центр по исследованию старения, болезней пожилых людей и рассеянного склероза. Сегодня невозможно поверить, что когда-то тут была пустыня, с единственным строением, где волонтеры, трудившиеся под растрескавшейся крышей, с трудом находили достаточно бинтов для перевязок.

Хотя расширение и поддержка приюта в Кахризаке остается важной целью работы Женского благотворительного общества, главой которого Ашраф Гандеари Бахадорзаде официально стала только в 1979-м году, важен и еще один проект: так называемые “Дома матери и ребенка”. Первый из них было решено построить после разрушительного землетрясения в области Рудбар в 1990-м году. Погибло много людей, появилось много сирот. В Ростам-Абаде, в Рудбаре, был построен первый из домов, куда брали сирот, и помогали пострадавшим семьям. Детям собирали деньги на одежду и все, необходимое для учебы. Комплекс включал не только спальни для мальчиков и девочек, школьные классы и столовую, но и библиотеку, спортзал, небольшой молитвенный зал.

Известно, что на севере Ирана выращивают одни из самых вкусных и ценимых в мире оливок. Именно поэтому было решено выделить для каждого из подопечных небольшой участок земли и засадить его оливковыми деревьями. Детям объясняли, как ухаживать за ними. А в дальнейшем доход от продажи этих оливок частично покрывал расходы Дома. Такой участок становился определенной гарантией успешного будущего каждого ребенка.

Следующий “Дом матери и ребенка”, где уже проживает 400 детей, был основан после страшного землетрясения в городе Бам, в 2004-м году. Ему еще предстоит продолжить свое развитие.


Сегодня Ашраф Гандеари Бахадорзаде, лично курировавшая многие из этих проектов и посвятившая всю жизнь благотворительности – одна из самых известных общественных активисток Ирана. Она всегда умела воодушевлять людей, прекрасно организовывать командную работу и направлять других к благородным целям – за что сегодня ей благодарны сотни иранских сирот и стариков.

Tags: Женщины в Иране, Окно в Иран
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments