Реза Саджади (sajjadi) wrote,
Реза Саджади
sajjadi

Аджа’иб ал-махлукат («Чудеса Сотворенного»)


«Чудеса Сотворенного» - особый жанр классической исламской литературы. Основы его были заложены еще в VI-VII вв., сразу после появления Ислама. Мусульманские ученые (особенно иранцы) в те времена принялись много путешествовать в поисках новых знаний: сыграла роль и привнесенная эллинизмом тяга к пониманию мира, и написанное в Коране: Бог способен создать все, что угодно – и многое людям пока неизвестно. Кто знает, может удастся встретить на пути настоящего джинна или ангела, о которых открыто говорит Коран?

В путешествиях ученые видели чудеса природы и произведения рук человеческих. Они стали записывать увиденное и услышанное – но тогда это носило вид разрозненных путевых заметок.
Только к XII в. многочисленные заметки и трактаты стали объединять в масштабные произведения, посвященные описанию мира и мироустройства, географии, космогонии – то есть, рассказам о чудесах Сотворенного Создателем.

Один из наиболее видных представителей данного жанра – Закария Казвини (1203 -1283), родившийся в городе Казвин, неподалеку от Тегерана. В молодые годы он покинул дом, и в 1233 г. жил в Дамаске, далее – в тогда персидском Ираке. Он не столько использовал свои наблюдения, сколько собирал информацию из других источников. Книгу «Чудеса сотворенного и диковинки существующего» (1258) Казвини написал уже в зрелые годы, занимая должность судьи в Ираке. Она иллюстрирована и снабжена картами. Именно после работы Казвини данный жанр стал невероятно популярен.

Первая часть книги посвящена сверъестественному, божественному миру, а вторая – миру земному. Так, речь идет о небесных телах, Луне, Солнце, планетах и звездах (и даже описываются лунные и солнечные затмения). Далее автор рассказывают о «небесном Царстве»: ангелах, несущих трон Бога, архангелах, ангелах-хранителях и т. д. Уделено внимание и способам исчисления времени, различным календарям (арабскому, персидскому зороастрийскому и греческому).

Во второй части Казвини подробно описывает четыре стихии (элемента), разные ветра и природные феномены (радугу, молнию, гром). По его мнению, Землю можно разделить на семь климатических поясов. Он подробно рассказывает об известных морях и островах. И далее о «трех мирах природы»: минералах, растениях и животных (включая птиц и насекомых). Разумеется, из животных подробнее всего описывается человек, его анатомия и физиология, эмоциональные состояния и нервная система. Немало страниц в книге уделено джиннам и демонам. Последняя глава рассказывает об удивительных монстрах и различных видах ангелов.

Разумеется, книги, принадлежащие данному жанру, имели важное значение в исламском мире, постоянно дополнялись и переписывались – а главное, их украшали красочными иллюстрациями. Некоторыми из них я хотел бы поделиться со своими читателями. Они принадлежат изданиям различного времени: от XII до XVII в.

Также, пользуясь случаем, хочу ответить на вопрос, который читатели регулярно задают мне после подобных постов: «Разве в Иране не запрещены изображения живых существ?».
Хочу подчеркнуть, что говорю сейчас именно про Иран, где преобладает Ислам шиитского толка, так как в арабских странах все сложнее. Ведь в Иране людей и животных изображали задолго до прихода Ислама (о чем нам говорят многочисленные барельефы Персеполя и другие исторические памятники). Мани, пророк времен Сасанидов, был известен еще и как художник – отец-основатель персидской живописи и иллюстрации (возможно, вы слышали о его известной иллюстрированной книге «Аржанг»).

В первое время после принятия Ислама иранцы, действительно, не рисовали людей и животных. Но художественное искусство не умерло, а приобрело новые формы – появился «тасхиб», особый способ украшения и золочения страниц Корана. К IX в. персидские правители уже позволяли себе украшать дворцы роскошными фресками с различными сценами из жизни. Так, сохранились изображения в персидском дворце Аббасидов в Багдаде: танцующие женщины в легких одеждах и с кубками вина в руках. Конечно же, простым смертным такие вольные рисунки были недоступны.

Однако изображение человеческого тела постепенно начало проникать в научные круги, там, где оно было совершенно необходимо: так, оно появляется в трудах Авиценны. Да и книги, подобные вышеупомянутому труду Казвини, невозможно представить без изображений животных, людей, ангелов и демонов. Еще один пример: иллюстрации в древних рукописях «Калилы и Димны». Запрет ослабевал – и искусство живописи вновь достигло расцвета во времена Сефевидов, о чем говорит множество фресок во дворцах Исфахана.

Сегодня живопись и скульптура, посвященные любым предметам, в Иране совершенно нормальны и одобряемы.

Несколько ссылок для более подробного изучения «Чудес Сотворенного»:
http://cudl.lib.cam.ac.uk/view/MS-NN-00003-00074/1
http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/btv1b8406160j/f1.planchecontact
http://archive.nlm.nih.gov/proj/ttp/flash/qazwini/qazwini.html

Посты на похожие темы:
Парвиз Танаволи – иранский скульптор
Картины иранского художника
Картины персидского художника Махмуда Фаршчияна






































Tags: Искусство Ирана, Литература Ирана, Окно в Иран
Subscribe

Posts from This Journal “Литература Ирана” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments