Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

sajjadi

Еще немного о традициях Ноуруза в Иране

В Иране продолжаются новогодние каникулы. Вплоть до 13-го дня года («сиздахбедар»), когда большинство иранский семей отправляются на пикник на природу, завершая тем самым праздник, большинство иранцев отдыхает. И ходят в гости! Эта давняя традиция называется «эйд дидани» («встречи по праздникам») или «дид-о-баздид» («обмен визитами»). Считается, что за праздники надо обязательно посетить как можно больше родственников и друзей: осведомиться об их здоровье, обменяться подарками. Особенность «эйд дидани»: краткость таких визитов. В обычное время иранцы могут провести в гостях друг у друга целый день за приятной беседой, как принято и в России. Но в Ноуруз надо обойти так много близких, что приходится сокращать время посещения. Бывает так, что отправившаяся на «эйд дидани» семья (принято ходить друг к другу именно семьями) успевает за день заглянуть еще к 5-6 семьям родных или друзей. А ведь нужно еще наносить ответные визиты! Принято, чтобы сначала младшие (по возрасту или статусу) посещали старших, а затем старшие отвечали тем же. В Ноуруз родственники стараются помирить рассорившихся в старом году членов семьи. Считается, что новый год надо начинать с чистого листа, разрешив все разногласия.
Если семья отправляется на новогодние каникулы в путешествие, родственников и знакомых посещают уже по возвращении, после праздников.

Конечно, веселее всего в Новый год детям. В России малыши пишут письма Деду Морозу. У нас есть его аналог, почти полный – Аму Ноуруз («Дядя Ноуруз») и Хаджи-Фируз, о котором тут уже рассказывалось. Но подарки дети получают от родителей и родственников: по традиции, старшие должны дарить подарки младшим. Как правило, это новенькие денежки. Множество банкнот вкладывают между разными страницами Корана или же книги Фирдоуси или Хафиза. Потом каждый из детей в семье вытаскивает себе по купюре. Правда, нынче современность дает о себе знать. И запросы у ребят такие, что нужны целые пачки купюр!

Но, как говорят в России, «не все коту Масленица». Учителя не хотят, чтобы за время долгих каникул дети совсем позабыли об уроках. Всем младшим школьникам выдают специальный альбом – «пейке-шади». Они должны его заполнить: работы там не больше, чем на 20 минут в день. Но, разумеется, маленькие лентяи обычно заполняют «пейке-шади»в последний момент, вечером накануне первого дня учебы!

Вплоть до «сиздахбедара» хозяйки внимательно следят за иранским аналогом новогодней елки: «хафт-сином». Это специальный стол с семью символическим предметами, каждый из которых начинается на букву «с». Изначально все предметы также должны были быть съедобными (вот почему время от времени съеденное приходится заменять) и принадлежать к растительному миру. Но сегодня появилось множество других версий: на стол ставят и монеты («секке»), и гиацинты («сомболь») – хотя все это сложно назвать съедобным. Порой на «хафт-син» ставят прозрачный кувшин с золотыми рыбками. Хотя многие иранцы сегодня протестуют: считается, что золотые рыбки – китайская традиция. И приняли ее в нашем веке только потому, что иранцам приятно ставить на «хафт-син» сосуд с водой, символом просветления и чистоты. Рыбок же обычно ожидает незавидная участь: многие не доживают до «сиздахбедара», когда их выпускают в природные водоемы.

Подробнее о символах на «хафт-сине» можно прочитать здесь.
Тут представлены фото красивых иранских «хафт-синов» из разных домов, взятые из Инстаграмма. Мне будет приятно, если они вас порадуют:






Collapse )



sajjadi

«И увидел Бог...»


Недавно в Тегеране, в галерее Мехрва, состоялась выставка молодого художника-иллюстратора, Мостафы Акбари. Она была посвящена детям, вынужденным работать с самого юного возраста. Взгляд всех маленьких героев его рисунков обращен вверх, к Богу – и мы можем быть уверены, что и Бог видит их.Часть доходов от выставки была направлена в фонд, для поддержки детей в трудной жизненной ситуации.

Мне захотелось поделиться с вами этими интересными рисунками.
У художника также есть сайт в Интернете: www.mostafaakbari.com
И аккаунт в Facebook: www.facebook.com/mosmuse


Collapse )

sajjadi

Пять вещей из России, о которых ностальгируют иранцы

Все мы с ностальгией вспоминаем о детстве и юности, о годах, когда все было впереди. Повседневные вещи, фильмы, игрушки тех времен обладают для каждого из нас невероятной притягательностью, пробуждают счастливые воспоминания.

А знаете ли вы, что существуют не так уж мало вещей, связанных с Россией (СССР), много значащих для тех жителей Ирана, которым сегодня за 30 и больше?


1) Фотокамера «Любитель-2». Двухобъективный зеркальный фотоаппарат, выпускавшийся в СССР объединением ЛОМО в 1955 – 1979 гг., был популярен благодаря простоте использования. Еще раньше в Иран пришла первая модель любителя (1950-1956 гг.). Для бытовой съемки 1970х-1980х качество было очень высоким. И у многих из нас сохранились детские фото, сделанные именно этим фотоаппаратом.
Кстати, именно Россия ввела в свое время Иран в мир фотографии. Молодой дипломат Николай Павлов приехал в Иран в 1842 г. с подарком от русского царя – одной из первых фотокамер в мире и обучил придворных ею пользоваться. Позднее Насреддин-шах очень увлекся фотографией и всячески продвигал ее в Иране.


2) Мультфильм «Ну, погоди». Тяжелая ирано-иракская война, как известно, длилась целых восемь лет. Простые иранцы в то время не могли позволить себе практически никаких развлечений. Что было делать детям? Родители радовались, если телевидение показывало редкие в ту пору мультфильмы. Можно заняться своими делами, пока малыши не отлипают от экрана. Одним из самых популярных в те времена стал тот, который в России называют «Ну, погоди!», а в Иране – «Волк и озорной заяц».


3) Фотоаппарат «Зенит». Эта фотокамера, скорее, больше памятна профессиональным фотографам. Малоформатный однообъективный зеркальный фотоаппарат пользовался у них спросом. Он выпускался на Красногорском механическом заводе, в 1952-1956 гг., и появился в Иране раньше «Любителя», причем стоил немало. Сегодня, когда аналоговая фотография входит в моду, воспоминания о «Зените» особенно актуальны.


4) Автомобиль «Лада». Даже сегодня иногда можно наткнуться на улицах иранских городов на автомобили марки «Lada», которые производились ОАО «АвтоВАЗ». Иранские семьи вспоминают, как в свое время путешествовали на этих машинах по Ирану. Кстати, в 2013 г. в Иране было принято решение ввозить из России уже современные автомобили, включая «Lada Granta» и «Lada Kalina».


5) Самовар. Первые самовары были ввезены в Иран при Каджарах, в XIX в., и бизнес пошел так хорошо, что кашанские купцы строили себе огромные дома с изображениями самоваров на фасаде (см. например, Особняк Боруджерди в Кашане). Сегодня многие иранцы не верят, будто самовар – не иранское изобретение. Ведь их активно делают сами иранцы, нередко украшая роскошной чеканкой. В некоторых «самоварных» магазинах Москвы и Санкт-Петербурга можно увидеть и чудесные иранские самовары, произведенные в Тебризе. Конечно, настоящий старинный самовар сегодня служит скорее украшением дома или магазина.

Кстати, у меня уже был пост о том, что иранцы знают о русской культуре. Возможно, он тоже вас заинтересует.
Что известно иранцам о русской литературе и искусстве?

А может быть и у вас есть детские воспоминания, косвенно связанные с Ираном или чем-то иранским? Был бы рад послушать ваши истории!

sajjadi

Ашраф Гандеари Бахадорзаде – иранская благотворительница


Все началось в 1971 году, когда в непогожий день, к госпоже Гандеари Бахадорзаде, постучался с просьбой человек средних лет. Надо сказать, что молодую, красивую и весьма состоятельную госпожу, чей муж являлся крупным предпринимателем, в округе знали хорошо. Она помогала: кому советом, кому – и деньгами. Растила детей, ни в чем не нуждалась, жизнь казалась прекрасной – почему бы иной раз и не проявить сострадание к ближнему?

И вот теперь она выслушивала очередную просьбу:
“Понимаете, я бы это еще как-то потянул, но наш дом так мал... Отец уже давно парализован, за ним нужен постоянный уход, дома запах ужасный. Я на работе, все это свалилось на мою жену. У нас на всех маленькая комната с кухней – а ведь еще растут двое малышей! Никогда бы не подумал, что захочу родного отца сдать в дом престарелых. Но моя жена не может постоянно быть сиделкой при нем – я бы на ее месте уже десять раз развелся, ведь это длится уже несколько лет... ”.

Ашраф пообещала выхлопотать для бедняги жилье попросторнее, но понимала, что это не решит проблему. Кто-то должен постоянно ухаживать за стариком, а платить за услуги сиделки эта семья не сможет. Стала разузнавать, что да как. Какой-то добрый человек подсказал:
- В окрестностях Тегерана, в местечке Кахризак, один врач – кажется, его зовут Хакимзаде - купил клочок земли и сам построил там нечто вроде приюта для стариков. Туда свозят больных пожилых людей со всего города – а где еще о них позаботятся? У кого родственников не осталось, а кто-то так болен, что даже есть сам не в состоянии...

Ашраф стало любопытно: что же это за возникший из ничего приют и таинственный доктор? Она поехала в Кахризак, чтобы самой познакомиться с доктором Мохаммадом Резой Хакимзаде, который с небольшой командой добровольцев бесплатно ухаживал за стариками. Его организация – “Благотворительной общество Кахризак” – существовала исключительно на пожертвования. Побывав там, Ашраф сумела решить проблему просителя, и сама с радостью пожертвовала щедрую сумму. Однако потеряла сон: несмотря на все старания докторов и сиделок, условия в приюте были далеко не лучшими: нехватка медикаментов, плохо работающий водопровод, зловоние... Страдания стариков глубоко тронули ее душу. Она снова вернулась в приют на следующий день, и продолжала приезжать еще и еще. Доктор Хакимзаде, человек прямой и строгий, посчитал, что Ашраф ничем не отличается от других гламурных тегеранских девушек, чурающихся любой работы и предпочитающих закрывать глаза на проблемы бедняков. И потому сказал ей:
- Что ты постоянно сюда ездишь? Какой от тебя прок? Твои деньги нам не нужны.
- А что нужно?
- Мне люди нужны. Волонтеры. Чтобы рукава закатали и горшки выносили, пролежни перевязывали... А не фифы всякие!
- Люди нужны? Ну, так я буду первой!

Упрямства Ашраф было не занимать. Она действительно стала волонтером. Женщина, которая могла бы купаться в роскоши, каждое утро уезжала из дома на окраину города, чтобы выполнять самую черную работу. И постепенно собирать единомышленников, пользуясь своими связями и рассказывая всем о благородной миссии приюта в Кахризаке.
Родные приняли ее новую жизнь в штыки. Родственники мужа за голову хватались. Будучи людьми религиозными, они считали, что такая работа – “харам” для молодой девушки. Ведь в приюте никто не станет разбирать кого приходится мыть – старика или старушку, за кем ухаживать, а мусульманке не пристало вот так прикасаться к другим мужчинам. Муж считал такую работу недостойной и грозил, что запретит жене ездить в приют: мол, еще принесешь оттуда детям какую-нибудь заразу... Возвращаясь из Кахризака, Ашраф всякий раз принимала душ в отдельной постройке в саду, полностью переодевалась – и лишь потом входила домой.

Но ее терпение и упорство начали приносить плоды. В 1973 году с несколькими единомышленницами она создала “Женское благотворительное общество”: чтобы искать средства и волонтеров на расширение приюта, по-прежнему призванного помогать одиноким старикам. Сегодня в этой организации состоит уже 3 000 постоянных членов-волонтеров: вместе они строят дома престарелых, клиники для пожилых, ведут образовательные программы, помогают и в деле реабилитации тем старикам, которые перенесли тяжелую болезнь. Важным считается не просто поддержание физического здоровья жителей Кахризака. Волонтеры ведут курсы, обучают пожилых людей новым занятиям и ремеслам – и те потом используют эти навыки, чтобы зарабатывать на жизнь (их изделиями торгуют на специальных благотворительных ярмарках). В старости очень важно постоянно общаться с другими, не “выпадать” из жизни, чувствовать себя нужным – и об этом также заботятся волонтеры. Сейчас в 22 зданиях комплексах проживает около 1600 стариков и старушек.


Благотворительное общество Кахризак сегодня

Заложенные в Кахризаке стандарты позднее стали основой, на которой в Иране начали создавать современные дома престарелых. Именно по инициативе Женского благотворительного общества в 1999 году прошла Первая общеиранская конференция по вопросам старения. В Кахризаке также открылся профильный научный центр по исследованию старения, болезней пожилых людей и рассеянного склероза. Сегодня невозможно поверить, что когда-то тут была пустыня, с единственным строением, где волонтеры, трудившиеся под растрескавшейся крышей, с трудом находили достаточно бинтов для перевязок.

Хотя расширение и поддержка приюта в Кахризаке остается важной целью работы Женского благотворительного общества, главой которого Ашраф Гандеари Бахадорзаде официально стала только в 1979-м году, важен и еще один проект: так называемые “Дома матери и ребенка”. Первый из них было решено построить после разрушительного землетрясения в области Рудбар в 1990-м году. Погибло много людей, появилось много сирот. В Ростам-Абаде, в Рудбаре, был построен первый из домов, куда брали сирот, и помогали пострадавшим семьям. Детям собирали деньги на одежду и все, необходимое для учебы. Комплекс включал не только спальни для мальчиков и девочек, школьные классы и столовую, но и библиотеку, спортзал, небольшой молитвенный зал.

Известно, что на севере Ирана выращивают одни из самых вкусных и ценимых в мире оливок. Именно поэтому было решено выделить для каждого из подопечных небольшой участок земли и засадить его оливковыми деревьями. Детям объясняли, как ухаживать за ними. А в дальнейшем доход от продажи этих оливок частично покрывал расходы Дома. Такой участок становился определенной гарантией успешного будущего каждого ребенка.

Следующий “Дом матери и ребенка”, где уже проживает 400 детей, был основан после страшного землетрясения в городе Бам, в 2004-м году. Ему еще предстоит продолжить свое развитие.


Сегодня Ашраф Гандеари Бахадорзаде, лично курировавшая многие из этих проектов и посвятившая всю жизнь благотворительности – одна из самых известных общественных активисток Ирана. Она всегда умела воодушевлять людей, прекрасно организовывать командную работу и направлять других к благородным целям – за что сегодня ей благодарны сотни иранских сирот и стариков.

sajjadi

Небольшое видео про иранцев


Меня часто просят показать «как живут и как выглядят простые иранцы». Поэтому мне показалось уместным поместить здесь вот это видео, сделанное прямо перед Персидским новым годом (Ноурузом), в предпраздничной суете.

Людей на иранских улицах спрашивают о том, что они хотели бы получить в подарок. Кто-то говорит о вещах материальных: машине, ключах от новой квартиры, деньгах. Кто-то просит о здоровье и счастье для своей семьи, удаче для детей, о благополучном поступлении в институт… Дети называют традиционные подарки, которые им дарят каждый новый год: новую одежду, игрушки, футбольный мяч. Один пожилой человек говорит о том, что ему-то уже никто подарки делать не должен, это ему следует всем их дарить (по традиции, в Иране старшие на Новый год делают подарки младшим).

sajjadi

Иранские волонтеры приносят праздник детям


В продолжении темы Новруза, который наступит совсем скоро: осталась ровно неделя до праздника.

В преддверие Нового года, как и во многих других странах, волонтеры из одной иранской благотворительной организации посещают детские дома, детские больницы и клиники, переодевшись в традиционные костюмы героев Новруза.

Особенно выделяется, конечно же, «иранский Дед Мороз» - Баба Новруз (или Хаджи Фируз), в красных одеждах, с лицом, покрытым черной ваксой, и с бубном/барабаном в руках. Его сопровождают музыканты и певцы. Они танцуют с детьми, устраивают небольшие представления, дарят им подарки.

Для малышей, оставшихся без родителей или вынужденных по несколько месяцев проводить в больничных палатах, такой Новруз – большая радость.


Collapse )

sajjadi

Неделя иранской культуры для детей в Москве

Мы рады пригласить всех желающих на открытие Недели иранской культуры для детей. Как и в России, в Иране есть замечательные сказочники, детские писатели, иллюстраторы детских книг. У нас также устраиваются развлекательные и образовательные мероприятия для детей, специальные мастер-классы, готовятся вкусные сладости. И теперь мы решили поделиться всем этим с русскими друзьями.

В организации мероприятия Культурное представительство при Посольстве Ирана в РФ поддержала Российская государственная детская библиотека, а также Иранский центр интеллектуального развития детей и молодежи «Канун».

Программа вечера включает:
- Краткое знакомство с Ираном;
- Знакомство с Меликой Голи – самой юной писательницей Ирана;
- Выступление юных учеников иранской школы в Москве;
- Встреча с настоящей сказочницей – Фарангис Арьянпур;
- Знакомство с искусством Ирана, показательные мастер-классы;
- Дегустация восточных сладостей.

Когда: 18 ноября 2013 г. (понедельник), сбор гостей в 16:30.
Где: Концертный зал Российской государственной детской библиотеки (м. «Октябрьская» (кольцевая), Калужская пл., д. 1)
Вход свободный.

sajjadi

Как Ирану удалось выжить на протяжении 5000 лет?

Мои дорогие друзья,
В истории моей страны, как и вашей, есть самые обычные, но при этом великие мужчины и женщины? – благодаря терпению и стойкости которых страна сумела выжить и сохраниться. Ниже приведен рассказ о женщине, из уст Саттар-хана. Саттар-хан был одним из тех, кто помог Ирану сохранить свою целостность.

«Я никогда не плакал: ведь если бы я лил слезы, Азербайджан был бы побежден. А поражение Азербайджана стало бы ударом для всего Ирана.
Но во время Конституционной революции я плакал дважды, – причем, в один день!
Девять месяцев мы жили в постоянной осаде, без еды и без одежды. Как-то я выходил из лагеря и заметил женщину с ребенком на руках. И увидел, как малыш выскользнул из ее рук, подполз к маленькому клочку травы, вырвал его и, поскольку был ужасно голоден, съел целиком, вместе с землей на корнях.
Я подумал: «Сейчас его мать начнет осыпать меня ругательствами, скажет: «Будь ты проклят, Саттар-хан, что довел нас до такого положения!».
Но вместо этого мать потянулась к ребенку, взяла его на руки и сказала:
"Ничего страшного, сынок, пусть мы будем есть землю – но зато никому свою землю не отдадим!"
И тогда у меня из глаз полились слезы…»



sajjadi

Концерт в Детском доме


В субботу, 20 апреля, русско-иранский ансамбль «Мехрабанан» провел концерт в Детском доме №15 г. Москвы. Я благодарен, что они также пригласили меня поучаствовать в этом мероприятии. В этом Доме ребенка находятся не просто сироты: из 400 воспитанников, сто страдают различными физическими заболеваниями.

Меня особенно поразили два момента:
1) Невинные, ищущие сочувствия взгляды этих детей - Бог создал всех малышей прекрасными и невинными, даже тех, кто родился с физическими отклонениями. Они смотрели на нас с таким теплом и дружелюбием, словно мы знакомы уже много лет.

2) Доброта воспитателей – ведь работать с такими детьми действительно очень сложно. И постоянно трудиться здесь способны лишь те люди, чье сердце полно сострадания и чья душа устремлена ввысь.
Как прекрасно сказал знаменитый советский писатель Максим Горький: «Любовь к людям – это ведь и есть те крылья, на которых человек поднимается выше всего».
Судя по тому, как воспитательницы смотрели на детей и как дети смотрели на них, можно было всем сердцем ощутить любовь этих женщин к своим воспитанникам и то, как те полагаются на них. В какой-то момент я увидел, как семилетняя девочка, заметив, что у воспитательницы распустилась нитка на рукаве халата, подошла к ней и аккуратно, осторожно закатала нитку и завязала ее в узелок. Так, словно бы помогала собственной маме….


И в самом деле, нельзя описать словами атмосферу, в которую там погружаешься – без сомнения, каждому стоило бы посетить подобное место, чтобы самому ощутить всю эту красоту и все это сострадание.

Мне бы очень хотелось показать фильм об этом Доме ребенка нашим, иранским детям, чтобы они больше ценили свое здоровье и лучше могли понять, какими драгоценными сокровищами являются для них родители.

В конце, я хотел бы искренне поблагодарить уважаемого директора Дома ребенка и замечательный персонал, которые предоставили возможность для проведения данного концерта, а также прекрасный ансамбль «Мехрабанан», порадовавший детей своей музыкой.

sajjadi

Иран - страна-загадка, открытая для друзей

www.chas-daily.comАвтор и фотограф: Владимир Галочкин

...Осенним утром самолет сел в аэропорту Имам Хомейни под Тегераном, и мы вступили на землю Ирана. Посещать столицу мы не планировали: это почти 14-миллионный мегаполис, младенческого возраста по сравнению с другими городами, дорогой для проживания и, как большинство столиц, имеющий мало общего с остальной страной. Наш путь лежал в Исфахан - культурную столицу Ирана. Сами иранцы говорят: «Чтобы посмотреть Иран, нужно побывать в Исфахане» или «Исфахан - это половина мира».

От Тегерана до Исфахана около 400 километров. Ходят автобусы, поезда, летают самолеты. На автовокзале представители конкурирующих автобусных компаний и таксисты наперебой предлагают свои услуги. Кассир, улыбаясь, на сносном английском называет цену билета - 75 000 реалов (около 3 долларов). Видя мое недоумение, предлагает взглянуть на «его» автобус. Иду, смотрю: новенькая «скания» отправляется через несколько минут...

Несколько часов в пути до Исфахана интересны и приятны. В салоне автобуса чуть больше +20, а «за бортом» под +40, - работает кондиционер. Скорость - 110 км в час, хотя знаки ограничивают ее 120 км. Пассажирам раздают сок, печенье, кексы. А за окном - пустыня с голубыми горами на горизонте. Кое-где кустики саксаула, колючки, проплывают редкие оазисы с гранатовыми садами и прямоугольниками яркой зелени полей. Соседи позади нас - молодая супружеская пара - интересуются, откуда мы. Он одет как и я - легкая рубашка, джинсы. Она - черный хиджаб, как у всех, но открыты кокетливая челка, шея. Но главное - глаза - черные, огромные. «Латвия» - отвечаю я. «Раша, Москоу», - говорю я, сообразив, что слово «Латвия» она услышала впервые. Мой ответ тут же переводится на фарси для попутчиков, которые внимательно присушиваются к нашему диалогу - «Русия!»

И тут случилось то, чего мы с супругой никак не ожидали, но что повторялось в Иране вновь и вновь: автобус расцвел улыбками людей и мы услышали многоголосое «Мамнун!» - «Спасибо!» «За что?» - удивились мы. «За то, что вы приехали в Иран. Добро пожаловать!» - разъяснила нам, непонятливым, учитель школы для девочек по имен Марьям.

Отношение к россиянам в Иране исключительно доброжелательное и дружелюбное. Не боюсь ошибиться, но так радушно здесь не относятся ни к арабам, ни к туркам, своим ближайшим соседям.

...Вот мы и с Исфахане. Вещи оставлены в гостинице, и мы идем в банк - менять деньги. А Иран продолжает поражать. От служащих банка узнаем, что нам выгоднее обменять доллары не в банке, а в «фирме». А на вопрос, где искать в миллионном городе эту самую «фирму», нас просто сажают в машину и подвозят до «фирмы». Фирм, оказывается, много - целая улица. Курс обмена у всех примерно одинаков, но на 40% выше, чем в банке. На вопрос о причине такого к нам отношения получаем абсолютно непонятный для европейцев ответ: «Вы наши гости. Добро пожаловать в Иран!»

Collapse )