?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Дорогие друзья,
представляю вашему вниманию новый 54-й номер ежемесячного журнала о культуре, искусстве и истории Ирана - "Караван".
Октябрь (мехр) для иранцев – особый месяц, связанный с поэзией и поэтами. В этом месяце отмечается Всемирный день Хафиза Ширази, великого классика иранской литературы. Также в нём родился Сохраб Сепехри, один из самых талантливых и популярных иранских поэтов ХХ века. В этом месяце в 2007 году окончилась земная жизнь поэта Кайсара Аминпура.
В 54-м номере журнала в память об этих поэтах помещены статьи о них и их стихи. Вы увидите впервые публикуемый в нашем журнале комментированный перевод 117, 118 и 119 газелей Хафиза, который  подготовлен Натальей Пригариной, Натальей Чалисовой и Максимом Русановым. По-новому заставляет взглянуть на известные газели Хафиза писатель, автор популярных книг по истории Наталья Аляшева в статье «Хафиз и его газели о любви и ненависти».

Читатели смогут познакомиться со стихами Сохраба Сепехри и его автобиографическим очерком благодаря переводу молодого ираниста Олеси Адамовской.
В этом номере также впервые представлены переводы двух стихотворений Кайсара Аминпура.
Скачать № 54!

Так же, дорогие друзья, по просьбе редакции журнала предлагаю вашему вниманию следующее объявление:

ГОТОВИТСЯ СПЕЦВЫПУСК журнала "Караван" - "ИРАН ГЛАЗАМИ РОССИЙСКИХ ТУРИСТОВ"

Путешествие в Иран –  в древнюю и славную страну, подарившую миру Саади, Хайяма и Фирдоуси, посещение таких исторических мест, как Персеполис и Пасаргады, не может оставить равнодушным ни одного человека в мире. Все, кто ступал на эту землю, хранят в своём сердце яркие воспоминания, а многие их записывают и готовы поделиться с теми, кому ещё не довелось побывать на ней.

Электронный журнал «Караван» намерен опубликовать специальный выпуск «Иран глазами российских туристов», чтобы более подробно познакомить наших читателей с мнением и воспоминаниями тех, кто путешествовал по Ирану.

С этой целью мы призываем всех, кто хотел бы поделиться своими воспоминаниями и впечатлениями о путешествии в Иран, а также сделанными во время поездки фотографиями, присылать свои материалы в журнал «Караван» для этого специального выпуска.    

Требования к материалам:
Формат Microsoft Word, не более 15 страниц А4.  Даже самые увлекательные по содержанию материалы должны сопровождаться несколькими иллюстрациями  в качественном разрешении и формате jpg.

Материалы для данного спецвыпуска принимаются до 15 декабря 2017 года на электронный адрес главного редактора журнала:  hoseintaba@gmail.com


Персидский Симург, подобие сокола с головой льва или собаки, внешне напоминает Семаргла (древнерусское языческое божество, похожее на крылатого пса), но, если говорить о роли этой птицы в мифах, культуре и литературе Ирана, скорее аналогично волшебной Жар-Птице.

Правда, в некоторых русских сказках упоминаются сады, в которых летает множество жар-птиц, а вот Симург у персов – единственная в своем роде птица, существовавшая с самого начала времен, мудрая и способная провидеть будущее. Жар-Птица, как считалось, живет в райском краю славян – Ирие, Симург же вьет свое гнездо на вершине горы Эльбурс. Как и Жар-Птица, Симург – женского рода (что немного странно для русского уха, которое смущает согласная буква на конце слова).

О современной важности птицы Симург говорит тот факт, что она стала символом ежегодного международного кинофестиваля «Фаджр» в Тегеране. Главной кинопремией этого престижного конкурса является «Хрустальный Симург». Голова Симург (у птицы есть еще одно название – «Хома») является символом иранской авиакомпании Iran Air.

Особую значимость мифической птице Симург в персидской культуре в свое время придал Фирдоуси в знаменитом эпосе «Шахнаме». И этот эпизод поэмы остается одним из самых известных.

У персидского царя Сама родился сын – Заль. Мальчик оказался альбиносом, и царь испугался, приняв его за порождение демонов. Поэтому он бросил сына на склонах горы Эльбурс. Добросердечная птица Симург, жившая на вершине Эльбурса, услышала плач мальчика. Она нашла его и сама его вырастила.

Заль рос мудрым и умелым – ведь своими знаниями с ним делилась сама бессмертная Симург, видевшая и слышавшая все с начала времен и смотрящая в будущее. Все же, когда Заль вырос, он решил вернуться в мир людей. Симург была очень опечалена. И дала ему с собой три своих волшебных пера, сказав, что, если она ему понадобится, Залю достаточно будет поджечь одно из перьев и она тут же явится перед ним.

Отсюда в персидском языке появилось расхожее выражение «словно мы его перо подожгли» – так говорят о внезапно появившемся человеке, о котором только что шел разговор.Принц Заль вернулся в царство отца, и тут же влюбился в прекрасную Рудабе – принцессу Кабулистана, который тогда был частью персидских владений.

У них с Залем родился сын – герой Рустам, знаменитый своей силой и умом. Младенец уже при рождении был так тяжел и могуч, что роды затянулись, и Заль испугался, что потеряет жену и сына. Тогда он поджег перо птицы Симург и та тотчас же явилась перед ним. И научила Заля, как сделать жене кесарево сечение, чтобы их сын смог, наконец, появиться на свет. И по сей день эту операцию по-персидски называют «рождение Рустама» («ростам-заи»). Стоит упомянуть, что Рустам до сих пор считается символом силы, благородства и ума, и когда иранцы хотят похвалить красивого, крепко сложенного юношу, то называют его «Рустамом».

Второе перо птицы Симург Заль использовал во время битвы со своим врагом Эсфандияром. А третье так и не было использовано.

Разумеется, приведенный в «Шахнаме» миф о птице Симург – лишь один из множества. В связи с ней следует также упомянуть знаменитую философскую эпическую поэму суфийского мыслителя Аттара. По сюжету птицы устраивают собрание, на котором должны решить, кто будет их царём.

Они решают отыскать легендарную птицу Симург, чтобы предложить ей этот титул. Группа из тридцати птиц, каждая из которых символизирует собой тот или иной порок, мешающий человеку достичь просветления, отправляется на поиски жилища Симург и для этого должна преодолеть семь долин (семь чувств, которые, согласно суфиям, человек должен преодолеть в себе для познания природы Бога). Поэма заканчивается тем, что они находят это жилище, которым оказывается большое озеро; посмотрев в воды озера, птицы видят в нём лишь свои собственные отражения.

Многое здесь строится на игре слов: «Симург», название легендарной птицы из иранской мифологии, созвучно с персидским «си морг», что означает «тридцать птиц». Концовка поэмы связана с суфийским учением: Бог, согласно суфизму, существует не в виде некой внешней субстанции или отдельно от Вселенной, а отражается в совокупности всего существующего.

Нишапур расположен на северо-востоке Ирана, в 670 км от Тегерана, в провинции Хорасан. Более всего он известен как родной город Омара Хайяма. Город славится поэтической атмосферой, великолепными ландшафтами на краю пустыни, лучшей в мире бирюзой. Как было Хайяму не стать поэтом, когда каждый день, с детства, он был окружен подобной красотой?

Все фото сделаны доктором Саидом Малекиани, врачом-терапевтом, проживающим в этом городе.




«Кузе» – тот самый глиняный кувшин, о котором часто упоминает Хайям в своих рубаях. Вода в таких кувшинах сохраняет прохладу и так приятна на вкус! Но, конечно, со временем такие кувшины портятся и покрываются плесенью, поэтому в некоторых провинциях Ирана перед Новым годом принято бить старые кувшины. Этот обычай хорош и для экономики: он дает гончарам возможность подзаработать! Традиция называется «кузе-шекани». В персидской литературе и поэзии гончарам и гончарному искусству всегда уделялось особое внимание.






Принадлежности для персидской каллиграфии. Самым важным является перо («галам») – из специальным образом заточенного тростника. Тростник («ней») играет важную роль в культуре Ирана: на нем играют музыканты, им пишут поэты и рисуют художник, образ тростника важен в искусстве и литературе. Интересно, есть ли в России растение, которое играло бы столь же важную роль в культуре и искусстве народа?


Чехова в Иране очень любят!


Для людей старшего поколения это фото полно ностальгии. Коричневатая упаковка (похожая на маленькую упаковку махорки) с подобием табака из советского «Беломора» (под брендом «Эшно»), когда-то использовали в самокрутках. На ней так и написано «Табачная компания-монополия Ирана». Сегодня этот состав больше не продают. А вот махорку у нас иногда применяют - во время некоторых религиозных церемоний народностей, живущих на берегу Персидского залива (одна из них, «зар», немного напоминает изгнание злых духов). Спички сверху – известная марка тех времен. Рядом «пи-суз» – светильник с топленым овечьим жиром. Сверху – нож для заточки галама. Лучшие из них некогда делались в Зенджане, городе между Тегераном и Тебризом. При изготовлении этого ножа использовалось дерево. Иные из таких ножей, высокого качества, делались из козьих рогов. Очки и часы, такие, как на фото, в 1950-х годах в Иране служили признаком принадлежности к кругу интеллектуалов. А в книге можно прочитать одну из газелей Хафиза. Собрание стихов Хафиза называют «вторым Кораном», ведь оно есть в каждом иранском доме и по нему любят гадать.

Еще 24 фото...Collapse )



Всё племя Адамово – тело одно,
Из праха единого сотворено.
Коль тела одна только ранена часть,
То телу всему в трепетание впасть.
Над горем людским ты не плакал вовек,
Так скажут ли люди, что ты – человек?!


Эти строки, написанные восемь столетий тому назад одним из знаменитейших поэтов земли иранской – Саади Ширази – широко известны не только в Иране, но и за его пределами, как один из главных манифестов, провозглашающих и подчёркивающих единство всего человечества как цель и основу.

И сегодня, когда взоры всего мира устремлены в Нью-Йорк, в штаб-квартиру Организации Объединённых Наций, где в рамках юбилейной 70-ой сессии ГенАссамблеи выступят с речами и президент России Владимир Владимирович Путин (его речь заявлена под восьмым порядковым номером и ожидается примерно около 17.45 по московскому времени), а следом за ним, через одного оратора, с трибуны Генеральной Ассамблеи с обращением к миру выступит и президент Ирана Хасан Рухани, эти неустаревающие слова обретают особый смысл…

Десять лет назад, в пору, когда нынешний глава дипломатического ведомства Исламской Республики Иран – доктор Джавад Зариф – был постоянным представителем Ирана при ООН, Организации Объединённых Наций был подарен ковёр, на котором эти поэтические строки были вышиты золотыми нитями. Ковёр этот, размером 5 на 5 метров и плотностью 200 узелков на квадратный сантиметр, создавался в течение десяти лет мастером Сейрафьяном из Исфахана, чтобы эти слова поэта всегда, сияя золотом, звучали в этом важном для мира месте и были неустанным напоминанием его гостям и дипломатам о том, ради какой объединительной цели создана и призвана существовать эта всемирная организация.

По словам Генерального Секретаря ООН Пан Ги Муна, этот великолепный ковёр – дар Ирана – висящий ныне на стене одного из самых важных залов, является самым большим в ООН, и этот мудрый совет актуален сегодня не меньше, чем в пору, когда за 800 лет до создания ООН его строки подарил в наставление миру мудрец Саади.

Порой мне приходят короткие сообщения, глубокие по содержанию – и потому я стараюсь переслать их моим друзьям и знакомым. Думаю, приведенная ниже цитата относится к такого рода сообщениям. Я отослал его обоим моим сыновьям. И подумал, возможно, и вам захочется поделиться им с друзьями.

Гвоздь выпал из подковы.
Подкова упала с копыта коня.
Оступившись, конь упал.
С упавшего коня свалился наземь полководец.
Из-за падения полководца, война была проиграна.
Из-за поражения в войне, страна была уничтожена.
И все из-за того, что кто-то поленился как следует забить гвоздь…

Презентация 5-го тома «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми, «Гулистана» Саади и «Рубайята» Омара Хайяма.
Вечером в пятницу, 3 февраля, в книжном магазине «Библио-глобус» собралось множество людей, интересующихся литературой Ирана, чтобы принять участие в Вечере персидской поэзии. Это событие являлось частью программы, организованной Культурным мпредставительство при Посольстве Ирана в РФ, в честь 33-й годовщины Исламской революции.

Вначале было продемонстрировано видео, рассказывающее о жизни и работах Мевланы Джалаледдина Руми. После чего выступил атташе по культуре, глава Культурного представительства при Посольстве Ирана, Абузар Эбрахими Торкаман: он объявил, что перевод этих трех книг на русский язык – духовный подарок от иранцев высококультурному российскому народу. После чего кратко рассказал о работе Культурного представительства, связанной с переводом и публикацией персидской литературы на русском языке. Он также упомянул, что культурное и литературное взаимодействие обеих стран имеет долгую историю, приведя в пример тот факт, что на написание некоторых рассказов Льва Толстого вдохновили именно притчи Саади.
Далее выступил Игорь Осанов, литературный редактор и представитель издательства «Вече», выпустившего книги: в короткой речи он тепло вспоминал о своих поездках в Иран, организованных Культурным представительством, в результате которых и появилась идея опубликовать данные литературные произведения. Он также поделился планами на будущее: о книгах, которые издательство собирается напечатать при поддержке Культурного представительства.
Поэт и переводчик Игорь Синельников говорил о литературном стиле Саади, подчеркнув, что «Гулестан» великого персидского поэта – книга не только для иранцев, но и для всех приверженцев этики, морали и истинного знания.
Read more...Collapse )


Шах Аббас, правитель из династии Сефевидов, ценил художников, поэтов и ученых, и все они были очень близки к его двору. Одним из таких людей был его советник, Шейх Бахаи – ученый (архитектор, математик, астроном), поэт и прозаик, а также самый знаменитый из персидских богословов. В свое время он путешествовал по многим странам и Шах Аббас особенно выделял его среди придворных.

Однажды Шах Аббас сказал Шейху Бахаи:
- Я хотел бы сделать тебя главным судьей страны. Как ты упорядочил науку своего времени – так же постарайся упорядочить и дисциплинировать судебную систему, чтобы на деле защищать права людей и нести справедливость.

Шейх Бахаи ответил:
- Мне нужна неделя – если по прошествии этой недели Ваше Величество по-прежнему будет желать, чтобы я занял этот пост, я так и поступлю. А если нет – продолжу свою культурную и научную деятельность.

Шах Аббас согласился. На следующий день Шейх Бахаи сел на своего коня и направился к месту для молений, расположенному за пределами города. Он привязал коня к дереву, отложил в сторону свой посох, совершил омовение и встал на молитву. Тут он заметил прохожего – тот узнал Шейха и поприветствовал его. Шейх ответил на приветствие и сказал:
- Я знаю, что пришло время моей смерти. И когда я буду читать молитву, земля разверзнется и поглотит меня! Сядь тут и, после моей смерти, возьми мой посох и коня, поезжай ко мне домой и расскажи там, что Шейха Бахаи поглотила земля. Но, боюсь, что у тебя не хватит силы и присутствия духа, чтобы встретиться лицом к лицу с Ангелом смерти. Поэтому, ты лучше закрой глаза и, после того, как семьдесят раз произнесешь имя Аллаха, открой их, возьми мой посох и коня и отправляйся в путь.

Услышав такое от самого Шейха Бахаи, прохожий ужасно испугался. Он сел на траву, закрыл глаза и начал произносить имя Аллаха, как велел ему Шейх.
Как только прохожий закрыл глаза, Шейх Бахаи бросил на землю свою рубашку, и убежал и спрятался за стеной. После чего осторожно, так, чтобы его никто не заметил, пробрался через город к себе домой. Дома он сказал своей семье:
- Если кто-либо спросит обо мне, скажите, мол, он пошел в место для молений, но так и не вернулся.

Read more...Collapse )

Две капли воды, соединяясь вместе, образуют одну большую каплю,
Но два камешка никогда не станут одним большим камнем!

А значит, чем меньше в нас гибкости и больше твердости и догматичности,
Тем сложнее нам понимать других –
И шансы того, что мы сможем вырасти, стать больше – уменьшаются.

Вода, несмотря на свою мягкость, по сравнению с камнем
Заметно тверже в достижении своих целей,
И куда упорнее и решительнее.

Камень останавливается перед первым же серьезным препятствием,
А вода всегда находит путь к морю.

В жизни истинное значение упорства, решительности и твердости
Следует искать с добрым сердцем и готовностью прощать.

Порой необходимо уступить,
Порой нельзя простить, но можно закрыть глаза и пройти мимо.
Порой приходится игнорировать определенные вещи.
Или смотреть в другую сторону – чтобы не видеть их.

Но всегда – сознательно и с пониманием происходящего.

И тогда вы научитесь прощению.


Нет ни одного знатока персидской поэзии и суфийского учения, которого это имя оставило бы равнодушным.

Несколько слов о биографии поэта
Джалал ад-Дин родился в городе Балхе 26 сентября 1207 года. В связи с тем, что он долгое время жил в городе Конье (Икониум во времена Римской империи) и там же похоронен, поэт прославился как Руми или «Мавлана Руми» (''Наш покровитель из Рума (Рима)"). Однако он всю жизнь считал себя хорасанцем и любил своих земляков, постоянно вспоминал о них.

По утверждению некоторых авторов, его родство со стороны отца восходит к первому праведному халифу, Абу Бакру Саддыку, и это подтверждают некоторые высказывания Мавланы.
Отец Мавланы был хатибом - проповедником, читающим хутбу (мусульманскую проповедь во время пятничной полуденной молитвы), и прославился как Бахауддин Велед, ему даже дали прозвище «султан ученых», а дедушка Джалал ад-Дина, Хусейн ибн Ахмед Хатиби, по словам Афлаки, был видным ученым и мыслителем своего времени, и у него учился даже Рази уд-Дин Нишапури. Известно, что мать Бахауддина (бабушка Мавланы Руми) происходила из семейства Хорезм-шахов.

Бахауддин (Баха) Велед был одним из великих суфиев, и преемственность получения им хирки (власяницы, которую носили дервиши и передавали своим преемникам) доходила до самого Ахмеда Газали. Он прославился как набожный, живущий своим трудом человек. Однако, как рассказывает Афлаки, Баха Велед в результате обиды, нанесенной Хорезм-шахом, был вынужден оставить Балх. Говорят, Хорезм-шах боялся того, что Баха Велед выступал против философов и ученых и даже называл их еретиками. Это не понравилось главе ученых того времени, учителю Хорезм-шаха Фахру Рази, поэтому он настроил Хорезм-шаха против Баха Веледа и постарался испортить отношения между ними. Баха Велед был вынужден оставить родные края и поклялся, что, пока Мухаммед Хорезм-шах будет сидеть на троне, он никогда не вернется в этот город.

Читайте дальше...Collapse )

Памятник Фирдоуси в Тусе, провинция МешхедРождение в Паже
Мансур, сын Хасана, который потом прославился как Хаким Абулькасим Фирдоуси, родился в 940-41 гг. году в Паже - одном из исторических селений Туса. Низами Арузи в своей книге «Чахар макале» пишет: «Великий поэт Абулькасим Фирдоуси происходил из дехкан (землевладельцев) Туса, из деревни, которую называют Баж (Паж). Это большая деревня, из нее набирают тысячи воинов».
Итак, отец Фирдоуси был из землевладельцев Туса. Дехкане были богаты, и даже после прихода арабов в Иран смогли сохранить свое положение и величие. Амир той области имел сад под названием «Фирдоус», в котором отец Мансура был садовником, поэтому его семья и получила имя Фирдоуси.

Земледелие
О детстве и молодости Фирдоуси нам почти ничего не известно. Рассказывают, что он также вначале работал с отцом, занимался земледелием, и потому разбогател. Низами Арузи пишет: «Фирдоуси пользовался в этой деревне полным достатком и, благодаря доходам от своих земельных участков, ни от кого из себе подобных не зависел».
Об учебе и учителях Фирдоуси мы тоже ничего не знаем. Но, судя по результату его трудов, великолепной поэме «Шах-наме», он получил хорошее образование, и многие годы посвятил изучению мудрости и истории.

Read more...Collapse )

Профиль

sajjadi
sajjadi
Реза Саджади

Календарь

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Подписаться

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner