Category: семья

sajjadi

Еще немного о традициях Ноуруза в Иране

В Иране продолжаются новогодние каникулы. Вплоть до 13-го дня года («сиздахбедар»), когда большинство иранский семей отправляются на пикник на природу, завершая тем самым праздник, большинство иранцев отдыхает. И ходят в гости! Эта давняя традиция называется «эйд дидани» («встречи по праздникам») или «дид-о-баздид» («обмен визитами»). Считается, что за праздники надо обязательно посетить как можно больше родственников и друзей: осведомиться об их здоровье, обменяться подарками. Особенность «эйд дидани»: краткость таких визитов. В обычное время иранцы могут провести в гостях друг у друга целый день за приятной беседой, как принято и в России. Но в Ноуруз надо обойти так много близких, что приходится сокращать время посещения. Бывает так, что отправившаяся на «эйд дидани» семья (принято ходить друг к другу именно семьями) успевает за день заглянуть еще к 5-6 семьям родных или друзей. А ведь нужно еще наносить ответные визиты! Принято, чтобы сначала младшие (по возрасту или статусу) посещали старших, а затем старшие отвечали тем же. В Ноуруз родственники стараются помирить рассорившихся в старом году членов семьи. Считается, что новый год надо начинать с чистого листа, разрешив все разногласия.
Если семья отправляется на новогодние каникулы в путешествие, родственников и знакомых посещают уже по возвращении, после праздников.

Конечно, веселее всего в Новый год детям. В России малыши пишут письма Деду Морозу. У нас есть его аналог, почти полный – Аму Ноуруз («Дядя Ноуруз») и Хаджи-Фируз, о котором тут уже рассказывалось. Но подарки дети получают от родителей и родственников: по традиции, старшие должны дарить подарки младшим. Как правило, это новенькие денежки. Множество банкнот вкладывают между разными страницами Корана или же книги Фирдоуси или Хафиза. Потом каждый из детей в семье вытаскивает себе по купюре. Правда, нынче современность дает о себе знать. И запросы у ребят такие, что нужны целые пачки купюр!

Но, как говорят в России, «не все коту Масленица». Учителя не хотят, чтобы за время долгих каникул дети совсем позабыли об уроках. Всем младшим школьникам выдают специальный альбом – «пейке-шади». Они должны его заполнить: работы там не больше, чем на 20 минут в день. Но, разумеется, маленькие лентяи обычно заполняют «пейке-шади»в последний момент, вечером накануне первого дня учебы!

Вплоть до «сиздахбедара» хозяйки внимательно следят за иранским аналогом новогодней елки: «хафт-сином». Это специальный стол с семью символическим предметами, каждый из которых начинается на букву «с». Изначально все предметы также должны были быть съедобными (вот почему время от времени съеденное приходится заменять) и принадлежать к растительному миру. Но сегодня появилось множество других версий: на стол ставят и монеты («секке»), и гиацинты («сомболь») – хотя все это сложно назвать съедобным. Порой на «хафт-син» ставят прозрачный кувшин с золотыми рыбками. Хотя многие иранцы сегодня протестуют: считается, что золотые рыбки – китайская традиция. И приняли ее в нашем веке только потому, что иранцам приятно ставить на «хафт-син» сосуд с водой, символом просветления и чистоты. Рыбок же обычно ожидает незавидная участь: многие не доживают до «сиздахбедара», когда их выпускают в природные водоемы.

Подробнее о символах на «хафт-сине» можно прочитать здесь.
Тут представлены фото красивых иранских «хафт-синов» из разных домов, взятые из Инстаграмма. Мне будет приятно, если они вас порадуют:






Collapse )



sajjadi

«Корси» - часть иранского интерьера


Если вы захотите прочувствовать традиционный колорит Ирана во время путешествия, рекомендую опробовать две вещи, которые я ни разу не видел в России. Например, спали ли вы когда-нибудь на крыше дома, глядя на небо, полное звезд? По-прежнему в жаркие ночи так спят на плоских крышах жители некоторых частей Ирана (например, Йезда и деревень, располагающихся неподалеку от пустынь). Чудесное ощущение!

А еще обязательно посидите, поужинайте и послушайте истории за особым персидским «столом с подогревом» - «корси». Конечно, сегодня эта традиционная часть интерьера постепенно отходит в прошлое, однако по большим праздникам «корси» порой ставят даже в современных квартирах. Поскольку «корси» рассчитан на холодную погоду, чаще всего этот стол можно встретить на севере Ирана, в небольших деревнях.
Да, у нас и снег бывает! :)

Изначально «корси» представлял собой низкий столик, который зимой устанавливали над жаровней с тлеющими углями и накрывали сверху одеялом. Таким образом под столом сохранялось тепло. Для трапезы семья рассаживалась вокруг, на ковре, ведь в Иране принято сидеть на полу и накрывала одеялом ноги. Нередко одеялом можно было укрыться полностью и поспать часок-другой, а то и всю ночь. Обязательным элементом такого стола стало «рукорси» - ковер, защищающий одеяло от следов пищи. А также «пошти» - подушки, на которые опираются сидящие за столом (мягкие или твердые, по вкусу семьи). Иногда стол располагается так, чтобы подушки можно было прислонить к стене (например, в углу). Но чаще он ставится в центре комнаты, и подушки просто кладут вокруг, чтобы каждый опирался на них, как ему удобно.

Разумеется, сегодня жаровня практически не используется. Вместо этого под стол ставят (или крепят под дно стола) куда более безопасный электрический обогреватель.

Даже семьи, не использующие «корси» ежедневно, нередко празднуют за таким столом Шабе-Йалда (самую длинную ночь года) или Норуз (иранский Новый год). По традиции, самые старшие члены семьи рассказывают молодежи длинные истории, пересказывают «Шахнаме». Также нередко читают стихи Хафиза или устраивают гадание по томику стихов этого поэта.

Еще одна интересная традиция, которая роднит русских и иранцев: во многих случаях, в том числе и за «корси», как и за столом в русской деревенской избе, существует почетное место, куда сажают самого старшего члена семьи, главу семьи или же почетного гостя. В случае с «корси» это место располагается как можно дальше от двери, причем так, чтобы сидящий находился напротив двери, лицом к ней. Это место мы называем «бала» («наверху»). Чем «ниже по рангу» член семьи (например, младший ребенок и т. п.), тем ближе он сидит к двери дома.

«Корси» используется и в прохладных районах некоторых других стран, некогда находившихся под персидским влиянием (в Таджикистане и Афганистане). Аналог «корси» имеется у японцев – его называют «котацу».

Не удивлюсь, если подобие «корси» можно встретить и в южных районах России. Буду рад, если вы мне расскажете об этом или поместите в комментариях соответствующие фото.


Collapse )

sajjadi

Первая журналистка Ирана

Марьям Амид Семнани
Марьям Амид Семнани, дочь Мира Сейида Рази, служившего главным медиком в армии Насреддин-шаха, происходила из образованной семьи, свободно говорила по-французски и владела редким по тем временам искусством фотографии. Стоит отметить, что сестра Марьям стала первым членом Парламента, избранным от родного города их семьи – Семнана (и Шахруда).

Марьям Амид создала первый в Иране женский журнал – «Шокуфе» («Бутон»).
Стоит отметить, что первым журналом, чьим редактором стала женщина (г-жа Кахаль), появился в Иране еще в 1910 г. Назывался он «Данеш» («Наука»), но успеха не имел и просуществовал всего год.

А вот «Шокуфе», появившийся в 1913 г., прекратил свой выход только со смертью его создательницы, в 1919 г.
В журнале Марьям Амид вела борьбу с предрассудками и общественными проблемами: так, немало статей было посвящено тому, почему не следует выдавать девочку замуж в слишком юном возрасте. Много внимания уделялось сатире и политической ситуации. Постоянно подчеркивалась важность хорошего образования для женщины.

Марьям Амид открыла свою школу для девочек под названием «Мозайанье». На каждую пару учениц, чье обучение оплачивали родители, приходилось по одной девочке, которую Марьям Амид брала в школу бесплатно. Условием поступления в школу было обещание семьи ученицы не забирать ее оттуда, пока та не пройдет весь курс планируемого обучения.

Кроме того, Марьям Амид Семнани вела активную общественную жизнь, занималась политикой, активно работала в качестве журналистки, а также переводила книги с французского на персидский язык.

Личная жизнь у Марьям Амид складывалась непросто. В 16 лет ее выдали замуж за каджарского аристократа – но уже через год Марьям развелась с ним. Вновь она вышла замуж только через 7 лет – за известного интеллектуала своего времени, разделявшего ее передовые идеи. К несчастью, через несколько лет муж скончался. До конца своих дней Марьям Амид в одиночку воспитывала двоих детей от двух своих браков.

sajjadi

Фото дня: Исторический особняк семьи Табатабаи, Кашан

Иран, Персия, Кашан, Табатабаи
Исторический особняк семьи Табатабаи, Кашан

В начале XIX века торговля в Кашане шла бойко, торговцы богатели и соревновались в строительстве шикарных особняков.
Великолепный дом Табатабаи появился в 1881 г.: он включает 40 комнат, отличается поразительной лепниной и витражами, чудесным главным двором, патио и верандами.

Кстати, когда другой богатый купец из Кашана, Боруджерди, решил жениться на дочери Табатабаи, будущий тесть поставил ему необычное условие. Он провел потенциального зятя по своему дому и сказал, что отдаст дочь в жены только, если Боруджерди выстроит для нее нечто не менее замечательное! Зять слово сдержал: дом Боруджерди (1893), хотя и меньше по размеру, сегодня также является одной из достопримечательностей города.

sajjadi

Мультфильм: «У Хаджар сегодня свадьба»


Иранский мультфильм, сделанный примерно 5 лет назад, называется «У Хаджар сегодня свадьба» (другое название «Сильный-сильный дождь идет»). Мне кажется, никакого перевода здесь не потребуется: в фильме читают веселое стихотворение.

Красавица Хаджар готовится к празднованию своей свадьбы, ей помогают все родственники и друзья. Вдруг начался сильный дождь, надо срочно убирать со двора заготовленное угощение! Но вот облака расступились, к Хаджар пришел красавец-жених и церемония состоялась. Саму историю рассказывают с незапамятных времен передают из поколения в поколение.

Главным мультипликатором, режиссером и сценаристом стала Махин Джавахериан – известный иранский аниматор, которую очень интересует фольклор и народная музыка.

sajjadi

Традиционная свадьба курдов северного Хорасана


Большинство иранских курдов проживает на западе страны. Однако в XVII веке Шах Аббас I поселил большое число курдов на востоке Ирана – их специально пересилили в города северного Хорасана, чтобы защитить иранские границы от узбеков. Сегодняшние «хорасанские» курды принадлежат к племени Кормандж, и говорят на особом курдском диалекте под названием «корманджи».

Особенно интересно посмотреть на их традиционную брачную церемонию: ведь подобным образом свадьбу не празднуют ни в одной другой части и ни в одном другом городе Ирана.






Collapse )

sajjadi

Фото Ирана работы Антона Севрюгина

Антон СеврюгинАнтон Севрюгин (1830? – 1933) был фотографом в Иране в период правления династии Каджаров (1785 – 1925).
Родился он в армяно-русской семье: его отец, Василий Севрюгин, служил дипломатом в посольстве России в Тегеране. Антон учился рисованию, но, после гибели отца в результате несчастного случая во время верховой езды, ему пришлось забросить искусство и переключиться на фотографию, чтобы кормить семью. Братья Николай и Иммануил помогли ему основать первую фотостудию в Тегеране.

Большинство фотографий Антона были сделаны в 1870 – 1930 гг. Поскольку Севрюгин свободно говорил на персидском и еще нескольких языках, он мог общаться с людьми из самых разных социальных слоев и племен со всего Ирана. Фотографии королевского двора, гарема, мечетей и других религиозных памятников, сделанные Севрюгиным, сравнивали с лучшими образцами работ западных фотографов, снимавших в Персии. Правивший в то время Насреддин-шах (годы правления: 1846 – 1896) особо интересовался фотографией, и именно поэтому на фото Севрюгина мы видим множество принадлежавших шахскому двору зданий и различные придворные мероприятия.

Многие этнологические музеи Европы приобретали портреты работы Севрюгина для пополнения своих научных собраний. Музеи собирали фотографии купцов на базаре, спортсменов из «зурхане», дервишей, толп народу, собиравшегося на традиционные представления-мистерии («тазийе»), участников шиитских ритуалов и т.п.

К сожалению, в 1908 г. тысячи негативов из богатого архива Севрюгина сгорели в результате бомбардировки – спасти удалось лишь 2 000 экземпляров, из которых до сего дня сохранилось 696 негативов.

Ниже приведена выборка фотографий – так выглядел Иран около 100 лет тому назад:


Фотостудия Антона Севрюгина в Тегеране


Насреддин-шах, Малиджак и Этемад оль-Салтане


Знаменитый еврейский врач, Хаким Нур Махмуд


Цыганки

Collapse )

sajjadi

Персидские пиршества и церемонии

Дорогие друзья,

Во время трех приемов, проведенных в моей Резиденции, а также благодаря посту об иранской кулинарии, с которого все и началось, я заметил, что россияне с неподдельным интересом относятся к персидской кухне и просят поделиться рецептами. Поэтому я решил предоставить в своем блоге фрагменты из известной книги Форуг  Хекмат «Искусство персидской кулинарии» (перевод Ларисы Михайловой, Дара Герасименко и Владимира Герасименко), с подробными описаниями самых разных иранских блюд. Посты будут достаточно большими, но они призваны служить справочным материалом, который не обязательно читать в один прием.

Хотя сегодня речь пойдет не о рецептах, а о старинных кулинарных традициях Персии в целом – и этот материал будет интересен даже тем, кто не слишком любит готовить еду. Конкретные же рецепты вы найдете в следующих постах по данной теме.

О, cоня, пробудись!
И от подушки небреженья подними главу,
Окинув взором Торжище Жизни:
Сколь много яств тут
Для укрепленья естества.
Иначе от тебя останется лишь абрис на стене!

-- Бусхак, поэт XIII века

Персидская литература столь же великолепна, как и ковры ручной работы, шёлковые ткани и вышивки, ювелирные изделия и художественные миниатюры, как величественная архитектура. Её страницы уснащают поэтические отсылки и к искусству кулинарии, поднятому иранцами до высот совершенства.

Великий эпический поэт Фирдоуси повествует о пленении одного рыцаря царём вражеской соседней страны, поместившим его в глубокий колодец, и о том, как знаменитый герой Рoстeм собрал тысячу воинов и пришёл ему на выручку. Прибыв к месту, где содержали пленника, Ростем велел запечь своё кольцо в курицу, нафаршированную редкими травами, которую он послал в дар отчаявшемуся узнику. Так тот понял, что Ростем подоспел на помощь.

Во множестве историй еда или питьё играют ключевую роль.

Около 700 лет назад поэт Бос-хак из Шираза создал сборник сатирических поэм, обозначив героев названиями блюд и напитков. Пользуясь такими символическими обозначениями, он высказывал критические суждения о политической ситуации своего времени. И в дальнейшем он использовал названных «съедобными» именами героев при изложении философских идей. Скажем:

Collapse )